Кровавый теракт века в Днепропетровске: Янукович ведет консультации с иностранными специалистами

28. апреля 2012 | От | Категория: правда

По теракту в Днепропетровске идут консультации с иностранными специалистами. Об этом на брифинге в Днепропетровске заявил Президент Украины Виктор Янукович. Ожидается, что в Днепропетровск прилетит также президент Украины Виктор Янукович Как ранее рассказала Правде Украины пресс-секретарь главы государства Дарья Чепак, «президент посетит Днепропетровск в связи со взрывами, которые произошли в городе в пятницу». Отметим, что 4 взрыва прогремели в Днепропетровске накануне, пострадали, по разным данным, от 26 до 30 человек.

Небоженко: В Украине высока опасность возникновения системного терроризма…

— Виктор Сергеевич, в последнее время в СМИ буквально веером проходят сообщения о взрывах или намеках на них. Неужели все идет к тому, что несвойственные Украине теракты превратятся в систему?

— Давайте начнем с простого: еще год назад нынешняя власть на всех углах обещала украинцам стабильность, стабильность и еще раз стабильность – в ценах, в политике, в демократии. Но на поверку оказалось, что сегодня к нестабильности в экономике и государственном управлении добавилась еще и нестабильность национальной безопасности.

— Взрывы в Макеевке показали, что власть сейчас находится в очень сложной ситуации. С одной стороны, если она признает эти взрывы просто бандитскими разборками вокруг шахтоуправления «Макеевуголь», это будет означать, что именно она их с собой и принесла. Тем более что, макеевские взрывы произошли как бы в сердце сегодняшней власти – в Донецкой области.

Такое признание ударит не только по международному престижу Украины, но и станет наглядным свидетельством того, что люди, пришедшие сегодня к власти, мало того, что зажали демократию и развили коррупцию, но еще и выпустили на свободу бандитизм. Так что от этой версии, мне кажется, власть будет всячески отнекиваться.

— В случае принятия версии о том, что взрывы в Макеевке – политический террор, придется приписать его каким-то политическим силам, а это, в свою очередь означает, что нужно будет усиливать репрессивный аппарат, добывать признательные показания, проводить публичные суды. В общем, получается, что и этот путь не слишком традиционный для Украины. По крайней мере, последние двадцать лет ничего подобного не было.

— Конечно, сегодня опасность терроризма в Украине высока. Я думаю, что чем больше экстремизма допустит в своей деятельности власть, тем больше ответных, часто сумбурных и непредсказуемых, действий будет со стороны не системной оппозиции, а представителей различных групп и группировок. И вот это очень опасно. Власть не понимает, что допустив взрывы в Макеевке, она тем самым создала прецедент, на который будут равняться какие-то другие, не имеющие к Макеевке люди или организации.

— Но самое главное во всем этом то, что, таким образом, пропадает тезис о том, что власть дарит населению социальную и политическую стабильность. Если в стране среди бела дня взрывают, то, простите, о какой стабильности может идти речь?

— Взрывы – это угроза не только людям, но прежде всего и самой власти. Для Президента Януковича сейчас очень важно понять и определиться, будет ли он усиливать репрессивную систему любым способом, либо начнет искать пути, при которых были бы невозможными условия развитие экстремизма и радикалов в Украине.

— Однако наши власти как-то скромно говорили об этом…

— Для того чтобы снять общественный интерес к макеевским взрывам быстренько было придумано «новое событие» – арест экс-спикера Верховного Совета АРК Анатолия Гриценко.Но для Киева, в частности, и Украины в целом Гриценко малоизвестен: в своих кругах, на своей территории в связи с криминалитетом и прокуратурой – да, но как политик – увы. Поэтому-то аресты таких людей и не являются доказательством того, что власть одинаково справедлива в использовании репрессивной машины.

— Сегодня украинские правоохранительные органы занимаются «самозаробiтчантством». Это их наиглавнейшая функция. Они сегодня – богатейшая публика после олигархов. Любой генерал или полковник милиции или СБУ (тем более, на фоне нищей армии) ничуть не уступают крупному бизнесу. Защита власти у них на втором месте, на третьем – преследование оппозиции по политическим мотивам и только, в-четвертых, они думают о своей прямой обязанности – защищать национальную безопасность.

— Кстати, это касается и России. Там тоже милиция и ФСБ бодро арестовывала одиночек или небольшие группки протестантов на Красной площади, но когда надо было организовать борьбу с терроризмом на Северном Кавказе или в той же столице, оказалось, что они на это не способны. Зато брать взятки большие мастера…. Сейчас многие говорят о том, что случившееся в Домодедово связано, прежде всего, с коррупцией в милиции, а это означает, что при такой схеме зарабатывает не только милиция, но и стоящее за ней ФСБ и дальше по цепочке.

— Любые взрывы – это очень сильный удар по системе, которая не может обеспечить людей ни экономическими свободами, ни социальной стабильностью. Все эти взрывы – и в Макеевке, и в Москве — говорят только о том, что режим, который уверен в том, что он будет держать власть любой ценой, не понимает, что в таком случае он должен держать не только население, но и бандитов, и террористов.

— Те, кто организовывал взрывы в Макеевке, подставили сегодняшней власти сильную «ножку». Если посмотреть опыт формирования авторитарных республик в других странах, можно увидеть две проблемы. При первой общественное мнение, недовольное формированием режима, начинает на него давить, а при второй – формирование происходит на основании специального прецедента типа поджога Рейхстага или взрыва в Макеевке.

— Правда, при этом почему-то упускается из вида, что такая система формируется на основе полицейского государства и эта очень жесткая формула означает, что 80% всех ресурсов идет на создание спецслужб и полицейских подразделений и только 20% — на национальную безопасность и армию.

— В таких странах армия нищая и в случае малейших народных потрясений переходит на сторону восставших. Так было в Венгрии в 1956 году, в Тунисе – в 2011; этот ряд можно долго перечислять.

— Внутренняя проблема полицейского государства заключается в том, что правоохранительные органы можно сделать в десять раз сильнее всех на свете и зажать всех живых, но только за счет населения и нищей армии. Униженные офицеры прекрасно понимают, что даже гаишники живут хорошо в коррупции, они обеспечены, на них сыплются все блага, а у них ничего нет, поэтому на них и нельзя положиться.

— Кстати, эта проблема была очень явна в Украине в 2004 году, когда милиция, СБУ и армия не пришли к единогласному решению относительно Майдана. Собственно, противоречия между ними и создали все условия для него.

— Эти две причины очень сильно сужают возможности формирования авторитарного режима, даже если при этом будет задействована эскалация «ползучей напряженности», при которой каждые несколько недель центральные каналы специально будут подхватывать самые жесткие и циничные высказывания молодых ребят в Львове и пригородах Ивано-Франковска.

— Кроме того, не исключено, что нам очень скоро покажут молодых «российских парней» из Луганска и Донецка, которые заявят, что в ответ на угрозу Запада они тоже готовы нанести удар. Власть же скажет, что она обязана сузить демократическое пространство в Украине и приостановить реформы, поскольку сейчас время не для них, а для борьбы с экстремизмом.

— Вы хотите сказать, что взрывы в Макеевке – сознательная провокация для отвода глаз?!

— Во всяком случае, это лучший способ доказать, почему не происходят с таким размахом задекларированные реформы. Очень может быть, что в один прекрасный день мы увидим Азарова, одетого в серую форму без погон, говорящего на милитарном языке. А почему нет? Вот же совсем недавно совершенно невинная, мирная женщина из Администрации Президента – Ирина Акимова, которой больше пристало работать где-нибудь в туристическом агентстве, рекламируя южные страны, но которая, оказывается, большой специалист по экономическим реформам, вдруг заявила, что будет жестоко расправляться с терроризмом.

— Почему она вдруг заговорила о вещах, к которым не имеет никакого отношения? И если она, забросив свои реформы, на полном серьезе начинает бороться с мнимым экстремизмом, то Анне Герман сам Бог велел надеть все свои бриллианты и сказать строгим голосом: «Мы не допустим, чтобы оппозиция залила Украину кровью. Пусть мы не справимся с реформами, заставим людей перейти на карточную систему, но не допустим дальнейших взрывов». В общем, понятно, к чему все идет, да?

Tags: ,

Оставьте комментарий