Забитая до смерти 13-летняя девочка, стала «ужином» диких животных

23. ноября 2009 | От | Категория: Рекомендуем прочесть

Происшествие, всколыхнувшее весь Одесский регион, случилось в селе Новые Трояны Болградского района. Там, почти в трехстах километрах от областного центра, обнаружили мертвую 8-классницу. Практически неузнаваемый труп был невероятно истерзан, обгорел, а от одежды остались лишь лоскуты! Увиденное шокировало даже видавших виды сотрудников правоохранительных органов, перепуганные сельчане заговорили о маньяке…

— Накануне, в воскресенье, в Болградский районный отдел ГУМВД Украины в Одесской области обратился местный житель Иван Арабаджи, сообщивший о пропаже своей малолетней дочери Ольги, — рассказал начальник райотдела полковник милиции Георгий Дерменжи. — Последний раз девочку видели в субботу, примерно в 18.00, гуляющей по улице, недалеко от дома.

На следующий день в ходе поисковых работ в овраге, расположенном вдоль улицы Ленина села Новые Трояны и были обнаружены ее останки. Для проведения осмотра на место выехала следственно-оперативная группа: прокурор района, сотрудники райотдела, судмедэксперт, криминалист. Эксперты пришли к выводу: перед тем, бездыханная Оля стала «ужином» для бродячих собак, ее подвергли «термической обработке» — обжиганию.

— По сути, от жертвы остался обглоданный скелет, что значительно затрудняло определить причину ее смерти, и, следовательно, составить психологический портрет предполагаемого убийцы, — говорит прокурор Балтского района Дмитрий Цоев. – Поэтому тело пришлось отправить для проведения исследований в Одесское областной бюро судебно-медицинской экспертизы. Сохранились некоторые внутренние органы, мозг, голова, что позволило профессионалам сделать заключение: по предварительным данным, смерть девочки наступила из-за рефлекторной остановки сердца, в результате удара, нанесенного в синокартивный узел – в область шеи.

Других телесных повреждений — ножевых ранений, переломов, травм внутренних органов — нет. Исходя из исследований, потерпевшую подожгли, когда она была мертва.

«Работу» завершили ни в чем неповинные бродячие псы, которых попросту привлек запах обгоревшей плоти.

В ходе оперативно-следственных мероприятий рассматривалось несколько версий, на причастность к преступлению проверялись все знакомые и родственники Оли. Однако подозрение пало на… ее дядю – 24-летнего Николая Толокти*, проживавшего рядом с вышеназванным оврагом. Семьи нет – холост, его родители давно в разводе, мать не прочь «принять на грудь». После задержания он (двоюродный брат отца убитого подростка!) в содеянном сразу сознался, заявив, мол, просто решил выяснить с родственницей отношения. Мол, Ольга ему нахамила, вот и решил проучить зарвавшуюся девчонку. Пару раз треснул – она и отключилась. Приложил ухо к груди – не дышит. Потом просто заметал следы…

В отношении подозреваемого возбуждено уголовное дело по ст. 115 – умышленное убийство и ст. 185 — по факту похищения мобильного телефона. Однако, по слова Д. Цоева, следствие еще не завершено. Показания Николая проверяются, предстоит определить, была ли потерпевшая изнасилована. Истину могут установить лишь судмедэксперты, в профессионализме которых (несмотря на сложность исследований) ничуть не сомневается районный прокурор и сотрудники милиции.

Несчастья: одно за другим

Несчастья семью Арабаджи буквально преследуют. Ванина жена – Анжела – несколько лет страдала онкологическим заболеванием, от которого скончалась 3 июля нынешнего года. На плечи молодого вдовца легли заботы о двух дочерях – 13-летней Оли и второкласснице Юли. По свидетельству односельчан, Иван детям ни в чем не отказывал, чтобы они были пристойно одеты, обуты, накормлены, тянулся изо всех сил. Большую часть времени проводил на заработках в Одессе, в это время девочки жили с бабушкой. Увы, рассчитывать на ее помощь не приходилось – женщина злоупотребляет спиртным. Потому заботу о Юле взяла на себя старшая сестра, которая, к слову, ничьего пристрастия к алкоголю не одобряла. В частности, Ольга, быстро повзрослевшая после смерти матери, сильно расстраивалась, когда папа, приехав в село на считанные дни, много время уделял любителям дармовой выпивки. Ведь многие сельчане знав, что мужик приехал из Одессы при деньгах, взяли за правило придти «засвидетельствовать свое почтение». В числе таких «гостей» оказался и Николай, которому девочка на предмет пьянства сделала неосторожное замечание. Более того, назойливого родственника попросила уйти. Тот обиду не простил…

— На следующий день он целый день пил, и, что называется, пребывая в приподнятом настроении, зашел в дом к Арабаджи, где застал лишь бабушку, — рассказывает следователь Болградского райотдела капитан милиции Иван Миргородский.

— Потом встретил соседа, пасшего коров. Пока общался с ним, из школы пришла Оля. Пробыв дома недолго, она пошла гулять.

Сейчас сложно определить, куда именно в субботу отправилась сиротка. Толи на могилу матери – сельское кладбище расположено неподалеку, толи на свидание к молодому человеку – говорят, парень ждал ее на другой улице. Как бы там ни было, Оля шла через овраг, пересекающий сельские улицы. Он, протяженностью несколько километров, весь в тропинках, по которым, чтобы сократить дорогу, частенько передвигаются местные жители. Дети ходят в школу, взрослые — в гости или по делам. В тоже время, место это, хоть и приходится на центр населенного пункта, достаточно безлюдно. Открытые поляны «украшают» мусорные свалки, вдоль рва течет узенькая речушка, низменности чередуются с горками, неподалеку – заброшенный рудник… В общем, достойная натура для съемок фильма ужасов.

Как раз возле живописного склона, по которому в тот роковой вечер спускалась Ольга, расположен дом Николая. Из его двора – панорама на овраг. Увидев племянницу, Толокти ринулся через свой огород: «Оля, стой!». Та продолжала идти по тропинке, на которой дядя ее нагнал буквально через несколько минут.

— Со слов подозреваемого, он пытался выяснять с родственницей отношения, — продолжает Иван Миргородский. – Спросил, мол, почему она ему хамит. В ответ — молчание. Тогда взбешенный Николай, нанес по шее подростка два мощных удара. Бил, по-настоящему, удерживая пленницу свободной рукой. Снова спросил, почему «так себя ведет», мол, он старше, а та — малолетка сопливая. Оля молчит. После следующей серии ударов детское тело обмякло. И, когда «любящий дядя» девочку отпустил, она рухнула на землю.

Позднее во время следственного эксперимента Николай сам показал, каким образом расправился с дочерью своего брата. В присутствии адвоката и многочисленных понятых скрупулезно воспроизводил на дублере удары. Поведал, как поднял оброненный девочкой мобильный телефон. Утверждает, что, испугавшись, решил замести следы: взвалил ребенка на плечо, отнес вглубь оврага, который знает, как свои пять пальцев, и… решил поджечь. Клянется, что племянница уже не дышала, то есть, была мертва. Потому преспокойно уложил бездыханное тело под деревьями, вернулся к свалке, где нашел разорванную автомобильную шину. Вернулся, накрыл куском резины труп и чиркнул зажигалкой… Отойдя метров на двадцать, дождался, когда «костер» хорошо разгорелся, после чего направился домой. По дороге вскрыл Олину «мобилку», вынул из трубки сим-карту, смял ее и выкинул. В хате, кроме его пьяной, крепко спящей матери, никого не было. Взяв в комнате пакет, он упаковал в него телефон, который зарыл в углу своего подвала.

«Резюме»

В день убийства Иван Арабаджи решал свои бытовые проблемы: вместе с Юлей занимался ремонтом мотоцикла, договаривался насчет виноградника… Домой вернулись около 15.00, и Олю уже не застали. Узнав от своей матери, что старшая дочь ушла гулять, вновь уехал по делам. Хватился поздно вечером: искал девочку у подружек, знакомых. На следующий день обратился к участковому Юрию Черневу, который организовал поиски пропавшей, к чему привлек жителей Новых Троян. Люди прочесывали окрестности, разбившись на группы. Одна из них и обнаружила страшные останки.

В поле зрения следствия Николай попал не случайно. Во-первых, против него были некоторые улики. Во-вторых, со слов сельчан, он и раньше был замечен в нелицеприятных делах. До милиции и суда дело, правда, не доходило, но большинство соседей его сторонится. Говорят, Коля – работяга, но, если выпьет, жди беды – совсем неуправляемый.

– Оля – нормальный ребенок, училась средне, но и плохого за ней не наблюдалось, — рассказала классный руководитель Арабаджи — Валентина Константинова. — Хорошая девочка, только немного скрытная, что, впрочем, не мешало ей принимать активное участие в общественной жизни класса. Она очень любила рисовать, в конкурсах участвовала, делала стенгазеты, плакаты, открытки. Каждый квартал мы проводим День именинника, так Оленька обязательно одноклассников поздравляла – исполняла песни, пыталась как-то украсить праздник… Не любила девочка получать плохие оценки — пыталась от родителей их скрыть, страничку из дневника вырвать. (Улыбается, — авт.). На уроках – тихая, спокойная. С детьми не конфликтовала. Даже задиристых мальчишек прощала – не заводилась, не огрызалась.

По словам Валентины Михайловны, Оля страдала каким-то заболеванием, вызывающим обмороки. Такой случай имел место в сентябре прошлого учебного года на уроке физкультуры – девочка упала под окнами школы во время занятий. Тогда школьницу привели в чувство, позвонили ее маме, та приехала на мопеде и забрала дочь домой.

— Приступ был и в нынешнем сентябре, — продолжает классный руководитель. – Это случилось прямо на моем уроке (В. Константинова преподает русский язык и литературу, — авт.). Оля сидела за первой парте, внимательно на меня смотрела и вдруг сползла со стула на пол… При этом не наблюдалось никаких признаков эпилепсии – ни конвульсий, ни пены изо рта. Ребенок, будто «выключился», а потом пришел в себя, как ни в чем не бывало. Говорила, что отец весной возил ее в соседний райцентр, в Измаил, на медицинское обследование. Утверждала, что серьезных отклонений врачи у нее не обнаружили, но назначили какие-то таблетки. В школе Арабаджи освободили от сдачи физкультурных нормативов, на занятия она ходила, но учитель ее не нагружал, просто ставил зачет.

Любопытно, что в этой же школе учился и Николай. Ничего хорошего учительница о нем не вспомнила. Лишь озвучила воспоминания своих коллег о том, как Толокти постоянно прогуливал уроки, вместо занятий бегал по оврагу, в котором его искали измученные педагоги. Усаживали за парту, но он вновь убегал… Учился из рук вон плохо.

Колино «резюме» укладывается в несколько строк. К вышеназванной характеристике можно лишь добавить: в армии не служил, образование неполное средне. Есть сводный брат – полная ему противоположность, который учится далеко от родного села и с непутевым родственником видится крайне редко.

Надеялся, что пепел останется…

С основным фигурантом этого резонансного дела мы увиделись в СИЗО Болградского райотдела. Он среднего роста, но в коренастой фигуре угадывается недюжинная сила. Обычное лицо, никаких характерных черт, свидетельствующих о жестокости или психических отклонениях. Такого, встретив на улице, пройдешь мимо и не заметишь, тем более, не заподозришь в убийстве. Абсолютно спокоен, о случившемся говорит хладнокровно, почти не задумываясь: «Все произошло неожиданно… Я немного разозлился. Почему она так со мной обращалась? Обидно было». На вопрос «Зачем поджег тело?» также легко отвечает: «Думал, что сожгу, только пепел останется, и ее не найдут». Отмечу, последнюю фразу Николай произнес не впервые. Ранее ее слышали следователь, прокурор и судья, который после подобного заявления в необходимости ареста подозреваемого даже не сомневался. Похоже, не чувствует Коля вины и перед Ольгиным отцом. О нем, своем брате, Толокти не думал, но признает, что о случившемся сожалеет: «По хорошему хотел…». Узнав, что труп сгорел не дотла, понял: милиция его найдет. Потому при задержании сразу во всем сознался. «Девушка у вас есть?», — спрашиваю парня. «Была, — отвечает. – Но мы поругались…». Непродолжительная встреча завершена – говорить нам больше не о чем.

Вместе со старшим лейтенантом Черневым мы идем «по следам» Николая. Скользим по мокрой листве, покрывающей склон, перепрыгиваем через ручейки… Слева дом подозреваемого. Когда он перепрыгнул через забор своего огорода и догнал племянницу, было приблизительно 18.00-18.30. Здесь он ее бил… «Девочка упала там, где вы стоите», — показывает участковый, и я невольно шарахаюсь в сторону. Представляю, как кряжистый парень взваливает на плечо хрупкое тело – для него, привыкшего таскать тяжеленные мешки, 40-килограммовая Оленька – пушинка… Круто берем вправо – вдоль русла, толи широкого ручья, толи квелой речушки. Идем по тропкам, местами продираемся сквозь заросли кустов, нас обступают высокие деревья. Я тревожно озираюсь по сторонам, и от Юрия Чернева стараюсь не отставать. Чтобы достичь цели, нужно перебраться через вышеназванный водоем. Перепрыгнуть не удается – слишком широко, и мы ищем импровизированный мостик – камни, выступающие из воды. Вот оно – глухое место, где вдали от людских глаз горела девочка. Мы быстро (насколько позволяют силы) идем обратно. В тот вечер дядя Коля этой дорогой прошел четырежды! Первый раз — с трупом, второй – налегке, к свалке за резиной, в третий раз спешил разжечь огонь, четвертый – вернулся домой. Его выносливости и силе можно лишь подивиться…

***

Проводить Олю в последний путь пришел весь класс. Хоронили девочку, разумеется, в закрытом гробу, на его крышке – фото. Многие дети пребывали в состоянии стресса, некоторых девочек отпаивали успокоительным. В ужасе и взрослые. Шутка ли, в селе проживает 4,5 тысячи человек, но подобного зверства ни за кем из местных ранее не замечалось. Не припомнят таких жестоких убийств, и многоопытный участковый, и следователь Миргородский, «съевший зубы» на резонансных преступлениях, и Дмитрий Цоев, убийц повидавший немало. Если раньше жители Новых Троян без страха курсировали по овражьим тропкам, то отныне глухое место обходят стороной…

*Имя и фамилия подозреваемого изменены.

Лариса КОЗОВАЯ,
собкор «Правды Украины»
из Одесской области.

Tags: , ,

Оставьте комментарий