В Москве на улице нашли труп голой девушки, зверски избитой перед смертью

8. апреля 2012 | От | Категория: правдивый компромат

Очередная жуткая смерть в столице Российской Федерации. Перед смертью 30-летнюю жительницу Москвы сильно избили, раздели, после чего бросили на произвол судьбы.Тело погибшей в сквере у дома № 23 на Новопесчаной улице обнаружили случайные прохожие, которые и вызвали полицию.

Исчезновения и убийства девушек в Москве — норма для последних лет. Приведем самые громкие дела пятилетки. Об Ирине Артемовой сказано много: только наша газета посвятила этой студентке МГУ три публикации. Красавица сделала татуировку «Судить меня может только Бог», вылетела из института с платного (!) отделения, вечера проводила на дискотеках… «Настоящая оторва», — припечатала Иру близкая подруга (и даже не подумала, что это, вероятно, неприятно читать родителям пропавшей).

Что общего у этой «оторвы» со Светланой Тимофеевой, 27-летней замужней женщиной, родом из Воронежа? На страничке Тимофеевой в Одноклассниках (вот и опять: Одноклассники — сеть немодная, немолодежная, скорее для людей старшего поколения, чем для «продвинутых» тусовщиц) — милое полудетское личико. Если Артемова красива, как женщина-вамп, и явно знает себе цену, то Света — ангел во плоти: робкая, застенчивая… Половина фотографий — с мужем Романом. В Москве курсировала по маршруту «работа — дом», каждый вечер звонила маме…

В тот день, 26 мая, Светина фирма организовала выездной семинар в МГИМО, нечто вроде повышения квалификации для сотрудников. Поехали туда впятером, на офисной машине, обратно Света пошла пешком: от улицы Лобачевского до метро «Юго-Западная» всего-то 1200 метров…

До метро Света не дошла.

Она лежала в «зеленке», тянущейся вдоль проспекта Вернадского, на спине, солдатиком: ножки ровно, ручки по швам. Вместо лица — все красное: ни носа, ни глаз. То ли объели собаки, то ли опарыши, то ли…

Впрочем, с уверенностью говорить о маньяке не получается: муж Светы, Роман Лихачев, хорошо помнит, что в день обнаружения трупа опера нервно курили: «Нет механики, «висяк»!» То есть нет явных следов руки человека, трудно будет доказать убийство. Света была не раздета, не изнасилована…

Правда, у нее исчезли туфли и сумочка (а золотые кольца — вот загадка — остались на месте). И живущие здесь, в пойме реки Самородинки, бомжи говорили, что слышали крики (если бы преступление совершили сами бомжи, то ювелиркой не побрезговали). Но главное — тело нашли 2 июня и на самом видном месте, в двух шагах от тропинки. За неделю с начала поисков родственники все там исходили!

Получается, тело подбросили?!

Мама Светланы уверена в этом на 100, муж — на 95 процентов…

Роман два месяца добивался возбуждения уголовного дела: ходил на прием к зам. начальника ГУВД… Добился, хотя судмедэксперт так и не смог установить причину смерти Светланы.

— Мне говорят: «Может, у нее с сердцем плохо стало?», — с горечью рассказывает Роман. — А какое «плохо»? Мы ребенка собирались заводить: кардиограмму сделали, биохимию… Все анализы были идеальные. Только я уже один их забирал.

…Не буду так же подробно рассказывать вам историю омички Наташи Панкрашиной.

Скажу только, что Ира и Света были красивы, а Наташа — маленький плотный «колобок», к тому же теряющий зрение.

Девушке многое пришлось вынести: в детстве лишилась мамы, потом из семьи ушел папа; внучку воспитывала бабушка. Студенткой Наташу, как утверждают друзья, по ошибке отчислили из института: восстановиться удалось только через год, с потерей курса.

Как будто всего этого было мало, девушка стала слепнуть: последствия травмы при занятиях биатлоном. Офтальмологи разводили руками; вот и этот Наташин приезд в столицу был «по глазам», в больницу…

«ВЫРАСТУ — ОФИГЕЕТЕ!»

Что общего в трех историях?

Первое — станция метро «Юго-Западная»: сюда шла (и не дошла) убитая Светлана Тимофеева, здесь «растворилась» омичка Наташа Панкрашина. Студентку Ирину Артемову предположительно увезли с улицы Лебедева, что в принципе тоже недалеко.

Второе — возраст девчонок: Панкрашиной 21 год, Артемовой — 22, Тимофеевой — 27, но выглядит она моложе.

И третье: мне неожиданно показались знакомыми записи, которые делала омичка Панкрашина Вконтакте: «Я е…у твои принципы в принципе», «Вырасту — ох…еете», «Это не мы плохие. Это вы до фига правильные»… Правда, это сплошь цитаты из других блогеров, но по степени эпатажа до чего похоже на тату Иры Артемовой! Красавица студентка ведь тоже процитировала какого-то рэпера…

Честно скажу, если бы девицы исчезали где-нибудь в Тамбове, я бы не сомневалась, что орудует маньяк. Но в столице…

В Москве — двенадцать миллионов жителей плюс три миллиона приезжих; по официальным данным, здесь ежегодно пропадают почти шесть тысяч человек.

При таких масштабах делать выводы по трем девицам смешно! Ведь, может быть, в Измайлове за тот же период испарились сто студенток!

Увы, Московский уголовный розыск изящно уклонился от интервью: ответственный сотрудник сообщил, что уже отвечал на вопросы «Комсомольской правды» и не намерен делать это дважды (заметку, которая имелась в виду, я нашла, там, разумеется, не было ни слова о девушках).

Неудача ждала и в поисковом отряде «Лиза Алерт», волонтеры которого в сентябре обклеили столицу ориентировками на Ирину Артемову: пресс-секретарь объяснила, что отряд собирает информацию только по детям.

У меня не оставалось выхода, кроме как обратиться к экстрасенсам.

ДУША-ТО ЗА СТРАНУ БОЛИТ!

Центр правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях — на первом этаже жилого дома на юге Москвы. Его руководитель Михаил Виноградов — давний эксперт «КП», специалист по маньякам и террористам, полковник МВД в отставке, профессор.

Многих удивило, когда ученый с именем стал выступать на канале ТНТ в передаче «Битва экстрасенсов»: экстрасенсов у нас путают с магами, мошенниками и мракобесами (привороты-отвороты, сушеная жабья кожа, зарыть на перекрестке в полночь)…

Но Виноградов не стесняется нового амплуа. Людей с паранормальными способностями он изучал всю жизнь, с 1967 года, это во-первых. А во-вторых, чего же тут стесняться, если в составе советских спецслужб всегда работали экстрасенсы? Пси-подразделения были и в КГБ, и у военных, первую лабораторию создал в 30-х годах еще Иосиф Сталин…

Потом пошли перемены: специальный центр под руководством Виноградова закрыли при Горбачеве, аналогичная воинская часть при ГРУ существовала до 2009 года, занималась вопросами терроризма. Закрылась из-за отсутствия финансирования…

Так сложилась парадоксальная ситуация, когда экстрасенсов на службе у правоохранительных органов не осталось, а обойтись без них спецслужбы могут не всегда!

Вот и идут следователи к Виноградову, в частный центр. И «выпускники» телевизионной «Битвы экстрасенсов», про которых телезрители судачат: «Фу, подставные актеры, не верим», — ездят с полицейскими в командировки, ищут преступников от Тамбова до Норильска… Абсолютно бесплатно, разумеется. А потому что не бывает бывших чекистов: душа у Виноградова болит за общее дело…

На сегодняшний день специалисты центра помогли раскрыть правоохранительным органам десятки преступлений (и еще десятки — представителям стран ближнего и дальнего зарубежья).

На столе у Михаила Викторовича — благодарственное письмо от начальника Главного управления криминалистики Следственного комитета РФ генерал-лейтенанта Юрия Леканова. В рамочке.

Tags: ,

Оставьте комментарий