Стой! Кто идёт?

6. марта 2012 | От | Категория: Новости, правда

— Это что?
— Ружжо, вашбродь!
— А из чего оно сделано?
— Приклад — из дерева, а дуло — из железа!
— А штык?
— Из железа, вашбродь!
— Дурак ты, братец! Не из железа, а из «вышеуказанного материала»!

Дело было более 30 лет назад, но памятно, да и сегодняшняя новость память освежила. Мы, курсанты военного училища ходили в караул по расписанию, которое с целью совершенствования учебного процесса составлялось на семестр. Удобно. Подготовка к занятиям — плановая, к караулам — плановая. Приказом по училищу личный состав получает допуск к несению службы в карауле, отдельно — список лиц для несения службы на посту № 1 — у Боевого Знамени части и на особо ответственных постах — складах артвооружения и НЗ. Изучение уставов — под руководством командиров взводов, с ними же отрабатываются практические приёмы и навыки. Командир роты и командир батальона (огромные величины!) — контролируют.

Редакция любезно благодарит Александра Марченко за предоставленную статью. Александр Марченко ведет популярный журнал.

Второй курс, зима, лёгкий снежок. Мы уже далеко не новички, готовимся к караулу. Но командир роты у нас новый — капитан Белкин. Он принял нас несколько месяцев назад и мне кажется, Иван Антонович был уверен, что и мы только что пришли в армию. Идёт подготовка к караулу в специализированном классе. Командир взвода, он же начальник караула заканчивает инструктаж, как говорится, последние мазки мастера…

Открыватся дверь:

— Встать! Смирно! Товарищ…

Пришёл командир роты. И сразу с порога:

— Курсант Марченко! Кому подчиняется часовой?

Рапортую:

— Начальнику караула, помощнику начальника караула и своему разводящему!
— Курсант Сивый! В чём заключается неприкосновенность часового?

Миша Сивый, отличник и умница, чётким командным голосом отвечает:

— Неприкосновенность часового заключается в особой охране законом его прав и личного достоинства тра-та-та-та в предоставлении ему права применять оружие в случаях, указанных в уставе гарнизонной и караульной службы!
— Неправильно!

Тишина.

— Нужно говорить — «в случаях, указанных в настоящем уставе»!

Начальник всегда прав… А уж начальник такой величины, как командир роты курсантов!

Ночью капитан Белкин решил проверить несение службы караулом. Посетил караульное помещение, проконтролировал выполнение распорядка дня и действия по команде «В ружьё!». Взял разводящего с караульным и двинулся с проверкой по постам. Не доходя до склада артвооружения, Белкин приказал разводящему остановиться и ждать, пока не позовёт. Видно, думал наш ротный, что совсем уж салажата на посту стоят…

На посту оказался курсант Сивый.

— Стой! Кто идёт?

Надо сказать, что посты на территории училища были хорошо освещены. Посторонних видно издалека, смену тоже. Поэтому кричали преимущественно для проформы.

— Идёт командир роты!
— Стой! Стрелять буду!
— Молодец, курсант! Правильно действуешь! Сейчас подождём смену…
— Ложись! Стрелять буду!
— Да брось, Сивый! Ты же меня узнал! Я же сказал — молодец, правильно действуешь…

Белкин не успел договорить. Миша дослал патрон в патронник и бахнул вверх.

Напомню, что Миша был отличником. И Иван Антонович это знал. И знал, что отличник Сивый после предупредительного выстрела в воздух будет действовать в строгом соответствии с «настоящим уставом». Поэтому лёг немедленно.

Вскоре появилась запыхавшаяся смена, привлечённая звуком выстрела. После продолжительной и крайне бюрократизированной в этот момент процедуры опознания разводящего майор Белкин встал, отряхнул с себя снег и двинулся в сторону караульного помещения…

Мишу не наказали. Но и не вспомнили при поощрении. Случай, как говорится, сыграл воспитательную роль.

Я не знаю, служил ли в армии Сергей Власенко. Не удалось выяснить. Вся его биография известна только после 1992 года, когда будущему нардепу было уже 25 лет. Но анекдот про гуцула — часового, с нетерпением ожидающего приезда в гости близких родственников, вероятно, слышал.

Должен был бы слышать, как адвокат и как законодатель, и порядок допуска посетителей к находящимся в местах лишения свободы.

Если бы не слышал, я думаю, Власенко повёл бы сегодня двух абсолютно невинных женщин — Вальбургу Дуглас и Асу Линдестам прямо на колючую проволоку, под автоматный огонь. Не исключено, правда, что хотел, но две старушки из Европы вместе с Александрой Кужель, видимо, не осилили высокий забор.

Но случилось то, что случилось. Пришлось общаться не прямо с Юлей, а с начальником Качановской колонии, от которого европейские представительницы получили в ответ на свои претензии абсолютно законный отлуп. Начальник колонии от лица Государственной пенитенциарной службы объяснил, что не допустил вице-президента ПАСЕ по безопасности и сотрудничеству в Европе Вальбургу Хабсбург Дуглас и члена ПА ОБСЕ от Швеции Асу Линдестам на встречу с заключённой экс-премьером по причине отсутствия соответствующего согласия от МИД, напомнив при этом, что письменный ответ на запрос был вручён представительницам ОБСЕ заблаговременно.

Вице-президент ПАСЕ по безопасности и сотрудничеству в Европе Вальбурга Хабсбург Дуглас и член ПА ОБСЕ от Швеции Аса Линдестам подтвердили, что ответ на запрос был получен 5 марта в 11 часов утра, но свои планы представительницы демократии менять не захотели.

Естественно, далее была пресс-конференция о притеснениях оппозиции в Украине, просьбы убрать из камеры Тимошенко теперь уже другие камеры — видеонаблюдения и предоставить ей телефон для руководства разбегающейся фракцией.

Вот и думаю, если наши парламентарии не знают украинских законов, и знать их не стремятся, может, следовало бы во все дипломатические представительства разослать устав гарнизонной и караульной службы? По крайней мере, хоть европейцы целее будут!

Александр МАРЧЕНКО

Tags: , , ,

Оставьте комментарий