Политический сыск подозревает Рыжкова в заказе «русского Гонгадзе»

21. февраля 2012 | От | Категория: Новости, правдивый компромат

В распоряжении редакции оказался рапорт капитана московского департамента по противодействию экстремизму МВД РФ (ЦПЭ). В нем офицер самого скандального подразделения российской полиции, часто обвиняемого в физическом насилии в адрес оппозиционно настроенных граждан, докладывает своему руководству о доносе штатного осведомителя под псевдонимом «Бармен». Судя по всему, осведомитель является официантом одного из ресторанов.

Не стоит удивляться: в реалиях российской имитационной демократии, по сути являющейся мягким авторитаризмом действительно существует пресловутый политический сыск. Больше того, противоправные действия неких неизвестных лиц в отношении оппозиционных лидеров, активистов и журналистов, позволяющих себе активно и планомерно критиковать действующую власть почему-то расследуются с большим скрипом. Так, например, никто не осужден за прослушку руководителя столичных протестов, главы ПАРНАС Бориса Немцова, в которой общественность подозревает ФСБ. Не найдены, несмотря на личный контроль президента России и участники покушения на специального корреспондента «Коммерсант» Олега Кашина.

О чем же поспешил сообщить своему куратору штатный стукач «охранки»? Капитан полиции, обращаясь к начальству с предложением «провести дополнительные оперативно-розыскные мероприятия», включая использование средств технического контроля (скорее всего, речь идет о системе СОРМ и прослушивании телефонных разговоров), сообщает — его информатор стал очевидцем беседы главы Республиканской партии России Владимира Рыжкова и некоего пиарщика, пришедшего с «бизнесменом», фамилию которого официант передает как «Шнурков» или «Шрутков» (на слух). Сам разговор состоялся в середине февраля. Самой интересной частью доноса (не считать же интересным описание мобильных телефонов собеседников и подсчет количества звонков, которые принимал каждый из них) является обсуждение весьма и весьма странного вопроса.

Процитируем его с некоторой редакторской обработкой, как диалог.

Пиарщик: Вы смогли сделать это, 100 000 человек на улицах не шутка. Но это все. Это на данный момент планка.
Бизнесмен: Высокая планка, них*я такого раньше не было, согласись
Рыжков: Все как-то вовремя получилось, мы были готовы, но на президентские, а тут пришлось … сразу, с ходу впрыгивать.
П: Они не пойдут на Кремль, это не та аудитория. Они ссут ОМОН, ментов в целом. Разбегутся
Б (перебивает): Никто и не рассчитывает…
П (перебивает): … И все, это максимум. Им можно распорядиться с умом, а можно прое*ать за месяц. Да какой месяц, неделю!
Р: А если рассмотреть радикальный вариант?
П: Я же говорю, они не пойдут. Пойдут обычные 500-1000 человек, их ОМОН поломает и по телеку покажут, что они лодку шатали по заказу госдепа
Б: Я думаю, Владимир не о том говорит
Р: Не о том. Интересно, как развернулось бы, если появятся жертвы
Б: Режима (смеется). Теоретически, конечно!
Р: Конечно теоретически, потому что не дай бог (стучит по столу)
П: Испугаются
Б: Не все. Гонгадзе помнишь?
Р: Не все действительно

П: Ну, ребят, тут разные варианты. Если теоретический гроб с этим понесут по Тверской, то никакой ОМОН не пойдет разгонять. А если разгонит, то пи*дец
Б: Им пи*дец, да. Тут встанут обыватели, за сына, за папу, которые получили дубинкой по башке
Р: А ведь они могут и с толпой что-то устроить, да? Типа борясь за свою власть…
П: Тогда Путину пи*да точно, Медведев же сказал про теракты, Умаров отказался взрывать. Это ж какая пресса будет, мировая, наша, это просто Каддафи какой-то. Он не дурак.
Б: И люди взбесятся просто.
Р: Ну а что, если режим стреляет в граждан, пусть даже резиной, мы тут с краю. Мы же не можем каждому бронежилет и каску обеспечить.

Имеется и аудиозапись разговора.

Сотрудник политического сыска, правда, выворачивает сказанное наизнанку. Офицер ЦПЭ считает, что беседующие обсуждают «возможность провокаций со стороны самой оппозиции, в ходе которых погибнут либо гражданские лица, либо кто-то из активистов протеста» и на этом основании оппозиция «катастрофически обострит ситуацию». Хотя, как видим, оппозиционеры лишь обсуждают негативные варианты развития ситуации в случае подавления протестного движения. Но разве кто-то сомневался, что антиэкстремистский департамент не просто вхолостую тратит деньги налогоплательщиков, но и борется не с террористами, а с инакомыслящими, придумывая для этого якобы весомые поводы. Иначе где гроб с телом молодого и искреннего члена коалиции «За честные выборы», зверски зарезанного в Самаре? На Тверской? Нет, на Родине. Так что…

О решении руководства ЦПЭ по данному рапорту неизвестно. В пресс-службе ГУ МВД России по Москве на вопрос корреспондентов отвечать и как-либо комментировать отказались. Кстати, в понедельник 20 февраля Владимир Рыжков вместе с Борисом Немцовым и Сергеем Удальцовым не только посетили президента РФ как руководители и представители протестного движения, но и вошли в рабочую группу Вячеслава Володина (замглавы Администрации президента, созданная группа должна наладить диалог власти с оппозицией).

Tags: , ,

Оставьте комментарий