Трагикомедия ошибок

15. декабря 2011 | От | Категория: Новости

Украинско-российские взаимоотношения в газовой сфере — итоги 2011

Изменение условий заключенного в январе 2009 года. договора о поставках газа стало настоящей «идефикс» для украинского руководства, в течение 201-го пытавшегося достичь этой цели всеми возможными средствами. Увы, но эти средства оказались негодными. Завершающийся год превратился для украинской верхушки в настоящую череду ошибок и провалов, иногда, причем, достаточно анекдотических. Между тем, решение многих нынешних проблем Украины в газовой сфере все это время находилось, буквально, на поверхности. Даже сейчас его не поздно принять.

Прошлое совершенное

2011-й начинался вполне оптимистично – благодаря подписанным долгосрочным контрактам между «Нафтогазом» и «Газпромом» впервые за несколько лет РФ и Украина избежали под Новый год конфликтов в газовой сфере.
В первом квартале 2011 г. стоимость газа для Украины должна была составить всего $264 за 1 тыс. куб м, а дальнейшее повышение до более $350 за 1 тыс. куб м в третьем квартале казалось временным явлением. Однако в течение первого квартала в мире произошел ряд событий, коренным образом изменивших ситуацию на мировом газовом рынке.

«Арабская весна», завершившаяся авиабомбардировками коалиции Ливии, привела к долгосрочному подъему цен на нефть. Котировки на сорт «брент» на Лондонской бирже, к которым были привязаны цены на российский газ, взлетели до $110-120 за баррель. С учетом девятимесячного лага в ценовой формуле «Газпрома» это означало, что к концу 2011 г. стоимость газа для Украины может превысить $400 за 1 тыс. куб м. Кроме того, из-за аварии на японской АЭС «Фукусима-1» спотовые котировки на LNG резко подскочили, а соотношение между спросом и предложением сместилось в сторону поставщиков.

Украинское руководство, увы, не смогло правильно оценить новые тенденции. В своей политике оно продолжало руководствоваться двумя допущениями, каждое из которых оказалось фатально ошибочным.

Во-первых, это была уверенность в том, что если Украина во всеуслышание объявит о своем намерении вступить в Евросоюз и заключить договор о зоне свободной торговли с ЕС, Киев получит от Брюсселя карт-бланш на любые действия и его безусловную поддержку в газовом споре с Москвой. Украинские власти отошли от своей многолетней политики балансирования между восточным и западным векторами, заявив о своей безоговорочной поддержке идеи европейской интеграции. При этом, в газовой сфере вхождение в европейскую зону влияния сулило перспективу повышения внутренних цен на газ и коммунальных тарифов до европейского уровня, т.е. в 3-4 раза по сравнению с нынешним.

И здесь украинское руководство сделало второе ошибочное допущение. Оно решило, что сможет вынудить Россию в одностороннем порядке пересмотреть соглашение от января 2009 г., не сделав ни единой уступки. На протяжении всех тех месяцев, когда украинское правительство заявляло о «неприемлемых» ценах на российский газ и требовало снижения его стоимости до $200-240 за 1 тыс. куб м, в качестве единственного аргумента в поддержку своей позиции оно предъявляло только жалобы на то, что договор, мол «несправедливый» и «нечестный». Увы, но такие доводы всерьез принимаются во внимание разве что в старшей группе детского сада или, в лучшем случае, в младших классах средней школы. В большой политике требовать односторонних уступок можно только с позиции силы, в иных случаях нужно искать компромисс.

Прошлое продолженное

Однако никакого компромисса с Москвой в Киеве искать не захотели, почему-то подумав, что договор можно будет как-нибудь пересмотреть, решительно ничем не поступившись в ответ. Вначале упор делался на юридические шаги. Очевидно, именно по этой причине из всех обвинений, которые можно было бы предъявить экс-премьеру Юлии Тимошенко, на суд было выведено самое сомнительное – о неправомочном заключении газового договора в январе 2009 г. Похоже, предполагалось, что если суд признает вину экс-премьера, договор можно будет отменить в судебном порядке.

В ответ в Москве просто процитировали известную юридическую формулу: договоры должны соблюдаться (pacta sunt servanda). «Соглашения России и Украины в газовой сфере нужно выполнять, призывы к их пересмотру должны быть основаны на имеющихся договоренностях», — заявил президент России Дмитрий Медведев.
В качестве нового элемента давления на Москву было избрано возможное повышение транзитных тарифов в ГТС Украины. Этот довод был легко парирован российским премьер-министром Владимиром Путиным, напомнившим, что в ответ будут повышены цены на газ для украинских потребителей.

Свою позицию четко выразили и в «Газпроме». «Наше видение следующее: «Нафтогаз» и Украина в целом могли бы решить проблему снижения цены, согласившись на наше предложение по слиянию и созданию единой компании между «Нафтогазом» и «Газпромом», — заявил в конце июня председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер. Однако в Киеве это предложение было отвергнуто.

Чуть позже российский поставщик газа снова попытался найти взаимоприемлемое решение. «По мнению «Газпрома», развитие сотрудничества в газовой сфере могло бы строиться по той же модели, по которой мы работаем с нашими белорусскими друзьями», — заявил А.Миллер по итогам встречи с украинским министром энергетики и угольной промышленности Юрием Бойко в середине августа. В то время Россия и Беларусь активно работали над сделкой по покупке «Газпромом» 50% акций «Белтрансгаза». С учетом уже приобретенных россиянами в 2007-2010 гг. 50% акций белорусской компании, «Газпром» становился полноправным владельцем ГТС Беларуси.

Наотрез отказавшись от «белорусского варианта», украинские власти придумали новый трюк. В начале сентября было объявлено, что правительство намерено ликвидировать «Нафтогаз Украины» как юридическое лицо, а новая компания, которая будет создана на его месте, якобы, заключит с «Газпромом» новые соглашения на более выгодных условиях.

Не понятно, почему в Кабмине решили, что эти условия будут более выгодными. Впрочем, российская сторона была готова и к такому повороту. Официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов заявил, что согласно действующему контракту реорганизация одной из его сторон не является основанием для его пересмотра. В Киеве в ответ немного похорохорились, сгоряча пообещав передать рассмотрение вопроса в международный арбитраж, но весь запал как-то очень быстро испарился. Вопрос с реорганизацией «Нафтогаза» был тихо спущен на тормозах.

Пришлось украинским властям повторять все те же жалобы на дороговизну газа и на то, что цена для Украины, якобы, чуть ли не выше, чем для Германии. «Украина получает газ по цене, сопоставимой с ценой для потребителей Германии», — ответил на это А.Миллер, напомнив, что с немецкими партнерами «Газпром» совместно владеет газопроводами и сбытовыми компаниями, а также реализует стратегические совместные проекты. В то же время, Украина с заслуживающим лучшего применения упорства отказывается от любого сотрудничества.

Однако высказывания главы «Газпрома» на то, что стоимость газа напрямую зависит от степени вовлечения страны в совместные газовые проекты, не были услышаны. Наоборот, сентябрь 2011 г. стал самым напряженным месяцем в российско-украинских газовых отношениях. После провала идеи реорганизации НАК премьер-министр Николай Азаров выступил с рядом заявлений, что уже в ближайшей перспективе Украина может вообще обойтись без российского газа.

Ю.Бойко конкретизировал премьерские страшилки, заявив, что уже через пять лет Украина сумеет сократить импорт газа от нынешних 40 млрд. до 12 млрд. куб м, причем, из них собственно российского газа будет 7 млрд. куб м, а 5 млрд. должно поступать из Азербайджана через LNG-терминал. Решить эту грандиозную задачу предполагалось за счет расширения собственной добычи, перевода экономики на уголь и реализации мер по энергосбережению.

Большинство экспертов посчитали эти заявления несерьезными. Добыча газа в Украине стагнирует, а крупнейшие месторождения истощаются. Разработка шельфа, месторождений сланцевого газа, получение метана из угольных пластов требуют многомиллиардных инвестиций и новых технологий, которыми украинские компании не располагают. Перевод предприятий теплокоммунэнерго с газа на уголь – тех же миллиардных капвложений. Что касается LNG-терминала, то вопрос о его строительстве обсуждается уже не один год, но до сих пор не решены ключевые вопросы о финансировании данного проекта и источнике поставок.

Будущее простое

Между тем, нервозность украинского руководства объяснялась просто. В середине сентября было подписано соглашение о реализации российского проекта «Южный поток», в соответствии с которым планируется строительство подводного газопровода мощностью 63 млрд. куб м в обход Украины. Ранее, в июне, было завершено строительство первой линии балтийского «Северного потока», а в середине ноября по нему уже пошел газ. В 2012 г. должна заработать вторая нитка, после чего пропускная способность газопровода достигнет 55 млрд. куб м в год.

С тех пор как в 2007 г. «Газпром» анонсировал проект «Южного потока», сменявшие друг друга украинские правительства неизменно заявляли о крайнем неприятии данного газопровода, который, действительно, в значительной степени снижал влияние Украины как транзитной страны. Но, предлагая мощности своей ГТС для поставок российского газа, украинские власти категорически отказывались от предоставления «Газпрому» хотя бы частичного контроля над трубой. Собственно, и получили в ответ обходный газопровод…

Строительство двух «потоков» коренным образом меняет расклад в украинско-российских газовых отношениях. Если ранее Украина была важнейшим транзитным государством для «Газпрома», то теперь ее значение неизбежно падает. По предварительным данным, уже в 2012 г. Россия переориентирует на «Северный поток» часть поставок, которые ранее шли через ГТС Украины. После запуска «Северного потока» украинская газопроводная система может быть заполнена только в случае роста спроса на газ в Европе. Возможные потери Украины, связанные с недополучением доходов от транзита, оцениваются от $700 млн. до $1.1 млрд. в год после запуска второй нитки газопровода.

Проблемы Украины на «северном» направлении не ограничиваются балтийской трубой. В декабре «Газпром» заключил соглашение с правительством Беларуси о приобретении оставшихся 50% акций «Белтрансгаза». Теперь российской корпорации выгодно полностью использовать транзитный потенциал газопровода «Ямал-Западная Европа», который проходит через Беларусь. Данное событие сразу же позитивно сказалось на гражданах: теперь белорусский потребитель может с оптимизмом встречать Новый год – за газ придется платить намного меньше, чем в 2011 году, а сотрудникам «Белтрансгаза» российский премьер поручил повысить в два раза зарплату.

Понятно, что с приобретением «Белтрансгаза» роль ГТС Украины сдвигается для «Газпрома» еще ниже в шкале приоритетов. Но наибольшую угрозу украинскому транзитному потенциалу составляет, безусловно, «Южный поток», который планируется полностью ввести в строй в 2019 г. (первую нитку — в 2015-м). Без всякого сомнения, после ввода «Южного потока» объем газового транзита через Украину сократится в несколько раз.
Перед подписанием соглашения о строительстве «Южного потока» 16 сентября президент Украины Виктор Янукович попытался выступить с альтернативным предложением о прокладке новой трубы через Крым и юг Украины, но над ним только вежливо посмеялись. Поезд для Украины ушел. Как-то влиять на строительство «Южного потока» она не в состоянии: этот вопрос будут решать Россия и ЕС.

Безусловно, украинские власти надеялись на то, что Брюссель предотвратит реализацию опасного для Украины проекта. Пока что Еврокомиссия отказывается предоставлять «Южному потоку» статус трансъевропейского проекта, который вывел бы его из-под действия европейского законодательства (так называемого «третьего пакета»). Однако в начале декабря еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер, традиционно выступающий главным оппонентом «Газпрома» в Европе, неожиданно заявил о возможности компромисса по данному вопросу. Переговоры о статусе «Южного потока» планируется провести в январе-феврале 2012 г.
Для определенной части украинских «экспертов» и политиков это был шок. Как оказалось, Европа при решении своих газовых проблем не собирается ни в коей мере учитывать интересы Украины, а также не намерена как-то «платить» ей за ее «европейский выбор».

Как подсчитали в компании Mott MacDonald, реконструкция ГТС Украины обойдется, как минимум, в $4.8 млрд. в течение семи лет. В самом «Укртрансгазе» называют несколько большую сумму — $5.3 млрд. А с учетом того, что смета любого проекта при его реализации всегда оказывается превышенной, получается совсем грустно.
В Украине таких денег нет, а надежды, возлагавшиеся на Европу, оказались тщетными. За последние годы ни одна европейская компания не проявила интереса к участию в проекте модернизации ГТС Украины. Европейская комиссия максимум того что обещает это содействие в получении кредитов, которые все равно придется отдавать. Но в условиях тяжелейшего финансового и экономического кризиса и эти обещания видятся довольно призрачными….. Следует констатировать что интерес Европы к ГТС Украины упал, а с завершением строительства «Северного потока», приобретения «Белтрансгаза» и реальных подвижек в реализации проекта «Южного потока» приходит осознание того, что и для России ценность ГТС Украины начинает снижаться.
Итак, что принесли Украине отказ ее правительства от какого-либо учета российских интересов и слепое следование европейским курсом? Если все пойдет так, как идет сейчас, то менее чем через 10 лет Украина из главного транзитера российского газа превратится в третьестепенное направление, а драгоценная газотранспортная система будет постепенно ветшать и приходить в негодность из-за отсутствия необходимых средств на ее модернизацию.

Кроме того, не решенным остается и крайне болезненный для Украины вопрос о ценах на газ. В четвертом квартале стоимость российского газа превысила $400 за 1 тыс. куб м, а в первом квартале 2012 г. может достигнуть $450 за 1 тыс. куб м. С учетом нынешнего уровня мировых цен на нефть, его удешевление, как минимум, до конца 2012 г. крайне маловероятно.

Настоящее предсказуемое

Европейский кризис привел к снижению цен на основные экспортные товары Украины – металл, железную руду, химические вещества. Поэтому рост себестоимости этой продукции вследствие дальнейшего подорожания газа становится весьма чувствительным для украинских компаний. Кроме того, увеличение платежей за газ (в октябре они превысили $1 млрд.) еще сильнее ухудшает внешнеторговое сальдо Украины. В перспективе это чревато увеличением внешней задолженности и снижением курса гривны.

Огромной проблемой продолжает оставаться коммунальный сектор. Президент Украины Виктор Янукович еще в октябре заявлял, что цены на газ для населения будут подняты, если не удастся договориться о снижении стоимости импортного газа. О возможности такого шага несколько раз говорили и в правительстве. Но подъем цен на газ и коммунальных тарифов на десятки процентов (а надо бы – в разы) за несколько месяцев до парламентских выборов – это стопроцентно проигрышный ход для власти, она постарается оттянуть его любыми средствами. В результате убытки от перепродажи подорожавшего газа по низким украинским ценам придется брать на себя «Нафтогазу», который и так находится в преддефолтном состоянии.

Таким образом, к концу 2011 года Украина, по сути, исчерпала возможности для продолжения прежней политики, заключающейся в игнорировании всех российских предложений о сотрудничестве и интеграции. Причем, если б эти предложения были приняты полтора года тому назад, когда они впервые прозвучали, Украине, наверняка удалось бы добиться более благоприятных для себя условий.

Антон ЛУЦКИЙ

Оставьте комментарий