Тимошенко: праведная демократия или жажда новой крови

14. сентября 2012 | От | Категория: правдивый компромат, Рекомендуем прочесть

Экс-премьер Юлия Тимошенко год как находится в местах лишения свободы, однако к огромному ее разочарованию, за ней так и не пришли толпы украинцев с вилами, желающие освободить вип-заключенную. Впрочем сама Юлия Владимировна предпочитает примерять образ «последней надежды демократии», которая должна выйти на свободу любой ценой и спасти всех от авторитарного режима. Только вот украинцев, желающих чтобы их спасли, обнаружить возле мест обитания экс-премьера так и не удалось. И последнее упование Тимошенко на спасение было закинута в виде пророчества о кровавой революции, — рассуждает политолог Андрей Истевич.

Даже удивительно как Юля собирается соотносить образ «борца за демократию», который итак слишком ей несвойственен, с призывами подниматься на борьбу с оружием в руках. Как говорится, ври, да не завирайся. Однако в этой ситуации стоит понимать, что на самом деле у Тимошенко врожденная аллергия на тюрьму, она не хочет сидеть и всеми силами ищет выход из сложившейся ситуации, уж точно не думая о народе. Но вся ирония заключается в том, что отправится за решетку ей пришлось заслуженно, как раз после того как она предала каждого украинца в отдельности и всю страну в целом, заключив с Россией вероломные газовые соглашения.

И вот сидя за решеткой, Тимошенко готова совершить очередное предательство Украины ради собственного блага. Ведь там, где находится Юлия Владимировна всегда должна быть кровь, столкновения, митинговщина. Впрочем, судите об этом сами… Избирательная кампания в разгаре, а в Украине ни драк, ни кровопролитий. Давно забыт «Комитет сопротивления диктатуре» (КСД). Тишину политического процесса нарушили лишь девушки из Femen, которые зачем-то спилили крест жертвам политических репрессий, да откорректированное штабной цензурой пророчество Юлии Тимошенко из тюрьмы — что следующая революция не будет мирной. К чему этот слабенький намек на кровь? И почему сейчас?

Уже год слова «кровь» и «политика» не произносятся в одном смысловом ряду. С тех пор, как Тимошенко сидит. Конечно, у тюрьмы, как и у войны, не женское лицо. Но… С точки зрения общественного спокойствия ее тюремный срок — это в известной мере передышка от беспорядков, провокаций и постановочных покушений на лидера оппозиции.

Вспомним осень 2011 г. Печерский суд. До вынесения приговора осталось еще несколько часов, а Иван Кириленко (свергнутый позднее соратниками лидер парламентской фракции БЮТ — «Батькивщина») нагнетает обстановку: «мы не знаем, чего ждать от вооруженных до зубов людей; не исключаю кровопролития… Помните: 11 октября депутаты идут на заклание…»

Но крови не было. Как не было ее ни до, ни после 11 октября. И для Тимошенко вялость «биомассы» (ее слова, по утверждению Жвании) стала, наверное, самым большим разочарованием после выкидывания из партийного списка, сформированного Арсением Яценюком и Александром Турчиновым, близких друзей и родственников. Экстремизм — это то, что у нее получалось.

Практически ни одна кампания БЮТ, будь то парламентские выборы или кадровая ротация, не проходила без намеков на готовящееся покушение. Первый «заговор» был «раскрыт» еще в декабре 2004-го, когда неизвестные злоумышленники якобы повыкручивали болты из колес ее автомобиля.

Год спустя, во время конфликта с Давидом Жванией и его рассказов о закулисье Майдана, распространялась информация, будто Жвания собирается от слов перейти к делу и устранить ее физически. Примечательно, что автором сенсации стал Борис Березовский.

В 2006-м о готовящемся покушении на Тимошенко заявил Николай Томенко. А летом 2007-го покушение уже будто бы было совершено. По версии «источников», в Юлию Владимировну стрелял снайпер, но… промахнулся. Бывает, однако…

Последнее по счету заявление о том, что жизни лидера оппозиции угрожает опасность, прозвучало из уст Александра Турчинова в январе 2012 г. Речь шла о загадочных инъекциях на зоне. Однако это уже не вызвало почти никакой реакции прессы. Пережеванное — невкусно.

Но покушение — лишь незначительная часть стратегии. По утверждению штабистов Ющенко, кровь рассматривалась Юлией Тимошенко как политический катализатор событий на майдане. Все тот же Давид Жвания утверждал, что кровь на майдане не пролилась кровь только чудом. «У нас специально работала целая группа, чтобы отследить движения Тимошенко, которая поведет людей на прямое столкновение. Во время ее похода к администрации президента в первые дни революции мы еле предотвратили кровопролитие».

Слова Жвании подтверждает и экс-глава СБУ Игорь Смешко. В интервью «Известиям» он поведал, что 28 ноября 2004 г. в Киев могли войти внутренние войска с оружием. «В районе Подола, в подземном тире одного из банков, проходили тренировки частных охранников, имевших право хранения и ношения огнестрельного оружия», — говорит Смешко.

«Зная это, — рассказывает он, — Тимошенко не увела людей от правительственных зданий, а отправилась в штаб-квартиру Главного управления разведки Минобороны — договариваться с офицерами пустить в ход оружие «якобы для защиты людей на Майдане».

Постепенно «игры на крови» перекочевали в инструментарий государственного управления. Идея реприватизации 3 тыс. предприятий, породившая волну «оранжевого» рейдерства, — это только цветочки. Гораздо более циничным было использование трагедии 7 мая 2009 г. (пожар, или, скорее, поджог в днепропетровском зале игровых автоматов, закончившийся гибелью девяти человек) в интересах бизнеса, лоббировавшего «создание лас-вегасов» в специальных зонах.

Позднее об этом открыто заявили некоторые осведомленные источники. В частности, глава Хмельницкого союза предпринимателей и промышленников Михаил Немов рассказал газете «Дело», что, по его сведениям, «специальные зоны» будут расположены на тех наделах, «которые принадлежат людям, в том числе приближенным к нынешнему премьер-министру. Чтобы это доказать, достаточно взять кадастр в Управлении земельных ресурсов. В нем указаны земельные участки, распределенные по целевому назначению как развлекательные зоны. Речь идет о тысячах гектаров…»

Кстати, точка в этой истории еще не поставлена: член комитета по вопросам борьбы с коррупцией и оргпреступностью Олег Новиков инициировал создание Временной следственной комиссии парламента. И рано или поздно, но депутатское следствие будет…

Сейчас экстремизм лидера БЮТ проходит тщательную фильтрацию в партийном штабе, где, как утверждают исключенные из списка участники уличных и парламентских боев, царят тишина и коммерческий расчет. Деньги любят тишину. Посему жажда масштабной крови с массовыми столкновениями и беспорядками подменяется хитренькой провокацией.

Например, мне кажется, что целью спиливания того самого креста (чего не поняли даже крошки из Pussy Riot, в поддержку которых это все как бы и затевалось) была банальная «подстава» девушек из Femen под уголовное преследование антинародной власти.

Это же так очевидно: хорошенькая блондиночка с красивой грудью, и вдруг ее хватают и отправляют в тюрьму. Какой повод закричать о диктатуре! Кстати, интересно, как «крестовая идея» пришла к Femen? И не Александр Кодола ли ее подкинул? А может, это плоды знакомства с Александром Турчиновым? Но… Расчет оказался неверным. Власть не среагировала.

В итоге появилось заявление БЮТ от имени Юлии Тимошенко о том, что «фальсификация итогов парламентских выборов приведет к массовым акциям протеста. И это может закончиться новой революцией, но далеко не такой мирной, как это было в 2004 году».

На безрыбье, как говорится, и мрачное пророчество — бунт. Однако исходя из падения рейтинга «Батькивщины», постоянной лжи, как туман окутавшей Юлию Тимошенко, и отсутствия украинцев, желающих потом и кровью освободить продажного лидера оппозиции от заслуженного наказания, на грядущую революцию ситуация не похожа. Нужно учитывать и тот факт, что для экс-премьера это последняя попытка поднять народ, а значит последняя попытка выйти на свободу. Если сделать этого ей не удастся, впереди больше шести лет заключения, и целый ряд новых судебных разбирательств. Отсюда и то отчаяние, с которым Тимошенко бросается в крайности. В реальности это попросту блеф, с которым Юля как опытный актер хочет получить свободу, совершенно не задумываясь о человеческих жизнях.

Оставьте комментарий