Открыть планету под названием «Иран»

17. марта 2011 | От | Категория: Новости, Рекомендуем прочесть, Человеческое измерение

Случай понять, как живет эта страна, которая не боится открыто противопоставлять себя США, которая самоотверженно борется за право быть самой собой и идти своей, никем не навязанной исторической дорогой, представился благодаря успешно проведенным переговорам между Национальным союзом журналистов Украины и посольством Ирана в нашей стране. В итоге, в конце февраля сюда отправилась небольшая, но сплоченная группа руководителей ряда центральных и региональных украинских СМИ. Вам интересно узнать, что мы там увидели и что для себя открыли? Если да, то приведенные ниже заметки, рискну надеяться, покажутся вам интересными, Хотя бы потому, что Иран – страна, о которой мы вроде и знаем много, но при ближайшем рассмотрении выясняется, что не знали ничего. И приходиться ее открывать заново, как новую, неизведанную планету…

С широко открытыми глазами

… «Поезжайте! Поезжайте, чтобы увидеть своими глазами, а не глазами журналистов западных и американских СМИ, как живет и развивается наша страна. И об увиденном честно расскажите своим читателям, ничего не срывая и не приукрашая!» — напутствовал нас перед отъездом заместитель посла Исламской Республики Иран в Украине г-н Моххамад Али Эскандери. Развеять грубо навязанные миру мифы об этой стране и ее народе, собственно, и стало главной целью нашего семидневного турне по двум красивейшим древнейшим городам Ирана – Тегерану и Исфахану. Проблем с деньгами тоже не было. Очень приятно удивило то, что в Иране легко с денежными переводами. Так, денежные переводы Вестерн Юнион здесь используются чаще всего.

Принимающей стороной украинской делегации выступила редакция самой крупной газеты Исламской Республики под названием «Иран». И принимали нас действительно очень ответственно, создавая все условия, чтобы мы смогли увидеть и прочувствовать огромный интеллектуальный потенциал иранского общества. Можно только догадываться, насколько сложно пришлось организаторам, согласовывая встречи украинских журналистов с весьма влиятельными и высокопоставленными лицами крупнейшего государства Ближнего Востока. Среди которых – вице-президент по вопросам науки и технологий г-жа Насрин Солтанхах, министр иностранных дел Алы Акбар Салехи, заместитель секретаря Совета национальной безопасности г-н Багери, заместитель министра культуры исламской ориентации по вопросам прессы г-н Мухамад-заде. А также глава самого мощного информационного агентства «Ирна» г-н Эслами-фар, представители топ-менеджмента совместного украино-иранского авиастроительного предприятия «Гиза», промышленной группы «Иран Ходро», сталелитейного гиганта в Исфахане, Центра ядерных исследований. График нашего пребывания был максимально насыщен. И ни в одном случае (ни в одном!) не случилось сбоя или отмены запланированной встречи. Огорчило одно, и это «одно» не имело никакого отношения к принимающей стороне.

Ай да Александр Сергеич…

Дело в том, что за месяц до нашего приезда, глава информационного агентства УНИАН Олег Наливайко, как руководитель делегации, официально уведомил о готовящемся визите украинских журналистов чрезвычайного и полномочного посла в Исламской Республике Иран Александра Сергеевича Самарского. И каково же было наше, мягко говоря, изумление, когда по приезде помощница посла некая г-жа Ющенко по телефону заявила, что встречи, мол, не будет, дескать «Александр Сергеевич имеет плотный график…», в котором (подразумевалось между строк) нет места для даже получасового общения с соотечественниками. Знаете, было не просто обидно за себя, было ужасно стыдно перед «иранскими товарищами» за г-на Самарского. Я, конечно, не дипломат и не знаю всех тонкостей посольской работы, но как рядовой украинец «наивно» полагаю: уж кто-кто, а полномочный представитель моей родины в чужой стране просто обязан найти хоть минутку, чтобы увидеться с тобой, учтиво поинтересоваться, как разместились, как проходит визит, нет ли каких-либо проблем. Формальность, конечно, зато как приятно ощутить заботу и участие на чужбине… И потом (и это напоследок, чтобы закрыть данную тему) по своему опыту знаю: сверхзанятостью и «плотными графиками» зачастую прикрываются люди, вообще не понятно чем занимающиеся на своем «боевом посту», но ловко умеющие создать видимость кипучей деятельности, создать о себе миф человека занятого и не в меру перегруженного… Одним словом, совесть вам судья, господин Самарский!

…И нет достойного врага!

Само название «Иран» появилось только в XX веке, до этого страна много веков именовалась Персией. Тем, кто хоть немного знаком с историей древнего мира, не надо объяснять, какую важную роль играла Персия на Ближнем Востоке. Это была цивилизация, по уровню развития сравнимая с древнегреческой. Персидские города не были даже ограждены стенами, потому что их жители никого не опасались — считали, что у них нет достойного врага. Кстати, многие теологи придерживаются мнения, что именно зародившийся на территории Персии зороастризм в какой-то мере послужил основой для христианства, ислама и некоторых других религий.

…Мягко говоря, ошибочно думать, что весь Иран сильно политизирован и его жители только и делают, что ходят с плакатами и постоянно против чего-то агрессивно протестуют. Все те репортажи с митингов, что постоянно показывают зарубежные СМИ, снимаются на одной площади Тегерана. Обычно после пятничной молитвы в мечети люди приходят на эту площадь, чтобы высказать свою поддержку лидеру страны и дать оценку событиям в мире. Собирается несколько сотен человек, имеющих активную жизненную позицию. А тем временем 15-миллионный Тегеран живет своей обычной жизнью.

До революции 1979 года Иран был светским государством, там было разрешено ходить в кинотеатры, употреблять спиртное, женщины носили мини-юбки. Теперь все это под запретом, здесь, как и в любом исламском государстве, существуют определенные правила и нормы. В общественных местах женщины находятся отдельно от мужчин. К примеру, автобусы разделены на две части — женщины сидят сзади, мужчины впереди. Но все-таки правила поведения здесь помягче, чем во многих других арабских странах. Женщины ходят в платках-хиджабах, но без скрывающих лицо паранджей.

Мы не арабы, арабы не мы

Иранцы — это не арабы, они отличаются от типичных представителей арабского мира. В ресторане пятизвездочной гостиницы, где разметили украинских журналистов, наблюдала такую картину: зашел шейх Саудовской Аравии, за ним просеменили три женщины во всем черном, с одними только щелочками для глаз. Он прошел мимо блюд, указал на те, что ему понравились, и жены быстренько принесли ему все это на тарелках. И только после этого отправились брать еду для себя. В Иране такого никогда не увидишь. Женщина должна ходить в платке, но бегать перед мужем «на задних лапках» она не станет. Кстати, и многоженство для Ирана — большая редкость.

Огурец — не овощ

Что касается национальной кухни Ирана, то скажу так: такого роскошного риса и таких восхитительных кебабов я никогда не пробовала и вряд ли попробую (если, конечно, не улыбнется счастье вновь побывать в этой стране). Попробовали мы также и удивительно вкусный газированный кефир (он подается в огромных стаканах с соломинкой), угостились мороженым с морковью, которое иранцы просто обожают. Интересно, что огурцы в Иране считают фруктами, угощают ими так же, как яблоками, апельсинами и бананами: весь фруктовый букет – на одном блюде.

«М» и «Ж»

Иранцы действительно очень хорошо относятся к Украине. Местные телеканалы нередко цитируют Президента Украины, показывают сюжеты о нашей стране, ведь на международной арене позиции двух государств во многом совпадают. Вообще, отношение к нашей группе было очень доброжелательное. Когда узнавали, что мы из Украины, разрешали снимать даже то, что другим нельзя. К примеру, иранцы очень не любят, когда представители другой веры заходят в мечети, тем более в такую святыню как мавзолей их духовного лидера Хамейни. А мы зашли. Причем вначале, не разобравшись и при этом засмотревшись на великолепные персидские ковры, которыми выстлан огромнейший зал (чуть меньше нашего Майдана) я пошла прямиком ко входу для мужчин. Меня мягко и ненавязчиво сориентировали…

Ждут ли иранцы войны?

Вероятность того, что Штаты начнут войну против Ирана, политологи и политики определяют цифрой в 80 процентов. Трудно понять, из чего она складывается, но, уверяют аналитики, все признаки налицо. Иран демонстрирует миру сверхскоростные торпеды и невидимые для радаров ракеты. А США под предлогом борьбы с партизанами в соседнем Ираке разворачивают на границах «новой империи зла» военную группировку, какой в регионе не было со времен разгрома Саддама — с 2003-го.

Вот только сами иранцы в войну не верят. «Так долго к войне не готовятся», — улыбаются они.

Крушение мифов

Иран — именно та страна, которую лучше один раз увидеть, чем сто раз слышать о ней. Мифы здесь рушатся практически на каждом шагу.
Мой первый миф разрушился еще в самолете. Поскольку мы летели иранской авиакомпанией, украинские «эксперты», знакомые с Ираном по интернету, принялись объяснять: «у них» салон поделен на мужскую и женскую половины, уже в воздухе придется подчиниться иранским правилам. Я стала готовиться: взяла традиционный головной убор (хиджаб) и длинную, по щиколотку, юбку. Чодора (паранджу), как мне объяснили, носят все меньше — в этой одежде посещают мечети или госучреждения. На улицах, как я позже убедилась, девушки и вовсе обходятся легкомысленным шарфиком, условно прикрывающим волосы. Что же касается самолета, то вся моя подготовка оказалась напрасной: женщины и мужчины сидели вместе, причем прекрасная половина — сплошь в европейских одеждах. Выделялись разве что стюардессы в брюках, элегантно облегающих фигуру заниженных жакетах и хиджабах.

Второй миф об Иране, с которым я распрощалась, — это миф о полной закрытости этой страны. Его опроверг беглый взгляд на уличную рекламу. Огромные билборды — на зданиях, общественном транспорте и вдоль дорог — буквально кричали о приходе на местный рынок крупнейших фирм Японии, Китая, Турции, Южной Кореи, Франции, Польши и даже продукции американских Hewlett Packard и Microsoft.

Еще одним открытием стало то, что Иран — достаточно компьютеризированная страна, причем для персоязычных пользователей существуют программы поддержки персидского языка. Цены на компьютерное железо в Тегеране — примерно как и в Киеве. Интернет развивается бурно, по городу разбросаны Интернет-кафе, в которых часами сидит молодежь. Ограничений практически нет. Хотя провайдеры по своему усмотрению иногда перекрывают доступ к некоторым ресурсам (в основном порнографическим), при желании можно зайти на любой сайт.

Кино и иранцы

Кино — это термометр, с помощью которого можно замерять перемены в Иране. Если в первые дни после Исламской революции 1979-го большинство кинотеатров просто сожгли, зарубежные фильмы запретили (позже их стали показывать, но после жесткой цензуры), а режиссеры должны были работать в рамках строгих кодексов ислама, то за последние годы иранское кино изменилось в корне. Кстати, появилось много режиссеров-женщин. Сегодня уже можно говорить о поколении независимых иранских режиссеров, которые формируют новое отношение к жизни и искусству. Они отстаивают свободу слова, больше прав для женщин, разделение религии и светских аспектов в жизни страны.

Вообще, национальная телерадиокорпорация Ирана вещает на 32 языках — от английского и китайского до украинского и… суахили. Мы побывали на украинском филиале национального радио и дали интервью, в котором в основном рассказывали о своем открытии Ирана. Я лично честно призналась, что пока пребываю в состоянии культурного шока: слишком многое из того, что пришлось увидеть собственными глазами не соответствовало первоначальным представлениям о жизни туземцев…

Сильные и прекрасные

Как рассказала нам наша очаровательная переводчица Зейнеп (она крымская татарка, гражданка Украины и большая умница) иранские женщины в среднем выходят замуж в 22 — 23 года. Мужчины решаются обзавестись семьей только годам к 30. По шариату мусульманину разрешено иметь несколько жен (до четырех), но он обязан обеспечить всем женам равные условия — поровну делить между ними внимание и деньги, предоставлять отдельное жилье.

Поскольку женитьба — дело затратное, браки иногда заключают по обоюдной договоренности семей, не имеющих возможности заплатить так называемый махр. Это значит, например, что парень женится на девушке при условии, что ее брат возьмет в жены сестру жениха.

Кстати, сам идеолог Исламской революции аятолла Хомейни еще до революции на коварный вопрос западных журналистов о многоженстве в будущем исламском государстве ответил, что у него, мол, жена одна, и он считает, что этого достаточно. Этому завету Хомейни многие иранцы стараются следовать и сегодня.

Отношения между мужчиной и женщиной в обществе строго регламентированы. В Иране не принято ходить под руку, каким-либо образом выражать свои чувства. После деловой встречи женщины не могут подавать руку для рукопожатия. А если, оценивая увиденное, вы с восторгом покажете иранцы большой палец (мол, во как здорово!), он, по меньшей мере, опешит. Потому что большой палец у них это тоже самое, что средний палец левой руки у нас. Ну, вы поняли…

Тегеран — 1389

Да, да, именно такой год нынче стоит в Иране, согласно их летоисчислению. Новый, 1390-й, иранцы будут встречать 21 марта. Во время нашего визита к нему активно готовились, закупая в магазинах подарки и сувениры. Между прочим, и выходные у нас тоже не совпадают: в Иране – это четверг и пятница.

Что же касается самой столицы, то Тегеран достаточно молод — ему «всего» 250 лет. А сердцем Ирана и шахской резиденцией на протяжении долгих веков был Исфахан — по-моему, один из красивейших городов мира.

Нынешняя столица условно разделена на три района. Южный Тегеран — преимущественно торговый и административный, где немало неимущих. Средний — университетский, где сосредоточены десятки учебных заведений и живет преимущественно средний класс. Север столицы отличается от остальных частей города. Это район для богатых: он раскинулся в предгорье, воздух здесь чище и такой жары, как в низине, нет.

Рестораны и чайханы здесь на каждом углу. По вечерам все подсвечено, даже когда прохладно, гости предпочитают устраиваться за столиками на улице. А чтобы они не мерзли, предприимчивые владельцы устанавливают под столиками и над ними газовые обогреватели: газа в Иране не жалеют и стоит он дешево, посетителям остается только следить за тем, чтобы не поджариться ненароком. В такие заведения приходят не только попить чайку, поесть и покурить кальян, но и просто пообщаться. Кстати, кальян можно курить и женщинам.

Другое дело — алкоголь. Его здесь официально разрешается употреблять и производить только армянам. Угощать мусульман или продавать им горячительное строго запрещено. С наркотиками еще строже: за распространение полагается смертная казнь и это не пустые угрозы.

Цены и ценности

Несмотря на относительно высокий уровень жизни, Иран по-прежнему остается достаточно дешевой страной. Еда, сервис здесь недороги, хотя простым жителям многое не по карману. Например, иранский пенсионер имеет вроде бы неплохую по нашим меркам пенсию – 200-300 долларов. Но большую часть этих денег съедает ЖКХ. В остальном заработки таковы: неквалифицированный рабочий получает столько же, сколько пенсионер. А вот учителя куда больше — 600 — 700 долларов. Еще больше платят врачам — от 1000 долларов. Около 1500 у е. получает профессор университета.

Как отметила в беседе с нами вице-президент по вопросам науки и технологий г-жа Насрин Солтанхах, правительство сейчас разрабатывает новые программы для населения. Прежде всего, государство поощряет ранние браки и оказывает молодым семьям всемерную помощь. Для молодых семей разработана новая ипотечная программа под очень низкую процентную ставку.

Практически вся молодежь стремится получить высшее образование, система которого напоминает советскую. Среднее образование обязательно и бесплатно (при этом в стране есть престижные платные гимназии). Высшее государственное — и бесплатное, и платное. Особо одаренным детям помогает государство. По словам г-жи Солтанхах, «более 60 процентов наших студентов — девушки, хотя за рубежом полагают, что права женщин в Иране ущемлены». Малоимущим семьям получить образование помогает Комитет помощи «Имдод», который был создан в первые дни Исламской революции, он также поддерживает малоимущих продуктами и одеждой, помогает найти работу и организовать малый бизнес. В среднем «Имдод» оказывает помощь 2 тысячам семей в год и существует на пожертвования и господдержку. По всей стране на улицах и в магазинах стоят желто-голубые ящики, похожие на почтовые, — в них опускают добровольные пожерстования все желающие. Это – деньги для комитета, деятельность которого распространяется также на Афганистан, Таджикистан, Азербайджан и Венесуэлу.

Молодежь не только учится. Все больше юношей учит английский, бреет бороды и ругает правительство. «Прогресс, — комментируют это мои иранские собеседники, — и ничего с этим не поделаешь!»

Запад – не указ

Нынешние события в Иране норовят описывать как очередную «цветную» революцию. Ну, или попытку организации таковой. Не будем разделять чужую глупость. «Цветная» революция по определению предполагает «решающее» внешнее вмешательство.

Что до Ирана, то это максимально суверенное государство, вмешаться во внутренние дела которого крайне затруднительно. Если там что и случится, то это будет именно иранский переворот, или иранская революция, или иранский бунт. Запад может только искажать информацию о происходящем, к примеру, объявляя одних субъектов конфликта «консерваторами», а других «умеренными реформаторами», и привычно ныть про права человека и прочую чушь.
Вдохновленные «Исламским пробуждением» в Иране уже 32 года ведется уникальный эксперимент, обогащающий мировую политику опытами богословского правления и исламской суверенной демократии. Там довольно продуманно сочетаются заимствования зарубежных институтов и практик, в том числе западных, и оригинальное (суверенное) политическое творчество, основанное, в том числе, на шиитской традиции. Пока трудно говорить, насколько крепка иранская модель.

Что же касается отношения иранцев к разворачиванию массовых акций протеста в Северной Африке, то его сформулировал во время встречи с украинскими журналистами министр иностранных дел Ирана Али Акбар Сахели. «События, которые развиваются сегодня в Тунисе, Ливии, Египте, других странах Африки и Ближнего Востока, свидетельствуют, что их народы вдохновились «Исламским пробуждением», которое состоялось 32 года назад в Иране».

По словам министра, протесты против режима начались, когда народ из стран мусульманского мира, побывав в Иране и увидев изменения, которые произошли в этой стране, и то, как позитивно они повлияли на жизнь людей, вернулись домой и распространили эту информацию. «Они поняли, что тоже могут идти путем выражения своей воли влиять на ситуацию в стране и достигнуть того, чего хотят на самом деле», — сказал глава внешнеполитического ведомства Ирана
К слову, по поводу иранской политики существует много мифов. К примеру, что в стране царит исключительная автократия Ахмадинежада. На самом деле президент – лишь второй человек в Иране. Первенство там формально и, главное, фактически принадлежит пожизненному рахбару (лидеру), наделенному огромными полномочиями и контролирующему значительные материальные ресурсы. Его выбирает Совет экспертов, сам избираемый на прямых выборах. Уже 20 лет рахбарский пост занимает аятолла Хаменеи. Ахмадинежада, пожалуй, можно называть его ставленником.

Нет в стране и другой крайности – автократии Хаменеи, в действительности аятолла по сложившейся практике обычно не принимает единоличных решений. Рахбар должен лавировать между многочисленными кланами и коалициями. У него есть право блокировать выдвижение наиболее неугодных кандидатов (и он им пользуется), но контролировать ход и, главное, результаты выборов ему затруднительно.

Да, в Иране действует исламский режим, который существенно отличается от безбожных либеральных демократий. Действуют ограничения, как бытовые, так и общественно-политические, основанные на предписаниях ислама. Но даже в суровые времена правления аятоллы Хомейни и бессмысленной жестокой ирано-иракской войны (1979 – 1989 гг.) проводились конкурентные выборы. А в последние 10 — 15 лет в Иране установилась развитая современная демократия. Да, исламская. Но именно и развитая, и современная.

Впрочем, это тема для отдельного разговора, к которой мы надеемся вернуться. Кроме того, в рамках одной газетной публикации просто невозможно описать множество всяких интересностей, увиденных в Иране. А пока…

Пока лично я желаю исламской республике пройти нынешний трудный период с минимумом неприятностей, достойно и уверенно. Оставаясь самой собой, следуя своей исторической дорогой…

Виктория Яснопольская,
Киев-Тегеран-Исфахан-Киев

Tags: ,

Оставьте комментарий