Судьба моряков – в руках двух президентов

25. мая 2010 | От | Категория: проблемы, Рекомендуем прочесть

Двух украинских моряков, оказавшихся в венесуэльской тюрьме, может спасти только личное участие Виктора Януковича и Уго Чавеса
Кокаин на винте

Об участи двух членов экипажа судна «Би Атлантик» – капитана Владимира Устименко и его второго помощника Юрия Датченко — «ПУ» сообщала совсем недавно. Напомним, теплоход «Би Атлантик» (дедвейт 38054 тонны, постройки 1983 года) зашел в Маракайбо за углем 5 августа 2007-го. 12 августа (после окончания погрузки) местными властями на предмет наркотиков была произведена проверка подводной и надводной частей судна, стоящего у причала. Проверки запросила сама компания-судовладелец, зная о напряженной обстановке, сложившаяся в Венесуэле из-за наркотрафика. Доскональное обследование, дважды осуществленное со специально обученными собаками, показала: наркотиков нет.

На следующий день, когда судно, будучи на якоре, на ближнем рейде ожидало лоцмана (без него невозможен выход в открытый океан), в «гости» нагрянули полицейские. Тогда-то в районе пера руля, на глубине восьми метров ниже ватерлинии были обнаружены 125 килограммов кокаина. Наркотики привязали к винту тонкими веревками (а подобных на борту никогда не бывало!). Как отмечают компетентные специалисты, крепежные манипуляции произвели ночью, когда теплоход уже стоял на рейде. Вероятно, кокаин привязали к винту водолазы, которым для вылазки требовалась глубина и пребывание балкера в состоянии покоя. Охрана по периметру теплохода не выставлялась, но и данная мера ничего бы не дала. Дело в том, что из-за повышенной мутности воды в заливе, видимость в ней ограничивается тридцатью-пятьюдесятью сантиметрами. То есть, увидеть водолаза на глубине 8 метров (плюс солидная осадка груженого балкера) попросту невозможно.

Еще деталь. Перед приездом лоцмана экипажу строго настрого запретили заводить двигатель. Последний вращается вместе с винтом, и мешки с кокаином сразу бы улетели, о чем злоумышленники были отлично осведомлены.

Несмотря на вышеизложенные обстоятельства, 26 сентября 2007-го суд первой инстанции Маракайбо постановил: команду отпустить, за исключением… одессита капитана Владимира Устименко и жителя Херсона — офицера по безопасности, 2-го помощника капитана Юрия Датченко. Полгода они под арестом находились на борту судна, после чего под конвоем их переправили на берег. Там было множество свидетелей, которые оформляли сделку по долгосрочной аренде. Итак, аренда теплохода можно сказать стала причиной того, что свидетели не обратили внимание на происходящее.

По словам дочери капитана Натальи, все усилия родственников помочь пленникам закончились неудачей. Не помогли ни усилия адвоката, ни обращения к Президенту Украины Виктору Ющенко и премьер-министру Юлии Тимошенко, ни в Министерство иностранных дел…
Старшая дочь Юрия Датченко Регина – гражданка России — учитывая теплые взаимоотношения премьер-министра РФ Владимира Путина и Президента Венесуэлы Уго Чавеса, обратилась за помощью к российскому правительству. Там согласились ходатайствовать за арестантов, но для этого попросили официальный запрос от МИДа Украины.

— Мы обратились к тогдашнему министру иностранных дел, — рассказала Наталья. – Наш вопрос рассматривали около четырех месяцев, а потом ответили: обращаться в Россию нецелесообразно, мол, неизвестно или помогут, а без международного скандала не обойдется… Повезло, что один из владельцев судна

— Стефанио Магнелли — очень хороший человек. Понимая ужасную ситуацию, заложниками которой стали наши родные, он взял на себя финансирование адвокатов. В Маракайбо, чтобы арестантов не помещали в тюрьму, на время слушания дела арендовал для них жилье (они – под домашним арестом), обеспечивает питанием и прочим, на что потратил более четырех миллионов долларов!

Мзда за…жизнь

Еще в сентябре минувшего года господин Магнелли официально отказался от «Би Атлантика» в пользу Венесуэлы в связи с окончанием термина действия судовых документов и страховки теплохода. (После отказа судовладельца от балкера, последний отбуксировали, и он уже — на балансе танкерного флота Венесуэлы. Аналогичным образом в Венесуэле за 2005-2009 годы задержаны 6 судов. Есть мнение, что таким образом зарубежная держава пополняет свой флот). Тем не менее, он продолжал обеспечивать морякам надлежащие условия содержания, надеясь на скорое освобождение арестованных. В невиновности моряков судовладелец не сомневается — все факты говорят о том, что экипаж не имел никакого отношения к злополучного кокаину. Но оправдательный приговор служители Фемиды выносить не спешат и ведут себя, мягко говоря, неадекватно. По словам Натальи, с 2007 года в ходе рассмотрения дела поменялось уже несколько судей. Слушание прерываются из-за «смертельных недугов» участников процесса, «неотложных дел» присяжных или прокурора.

Согласно венесуэльскому законодательству, если в течение двух лет подсудимым обвинение не предъявлено, их обязаны освободить. Данный термин исчерпал себя в еще августе 2009-го. Однако… прокурор, сославшись на то, что транспортировка наркотиков — тяжкое преступление, попросил для дополнительного изучения дела продлить арест еще на два года. Судья, можно сказать, проявила лояльность – добавила только… 15 месяцев.

Дальше – хуже. В середине нынешнего апреля суд Венесуэлы неожиданно изменил меру пресечения – 60-летний Устименко и 48-летний Датченко переведены в… федеральную тюрьму.

— Сейчас они в камере с еще 80 арестантами – отпетыми уголовниками, — рассказала Наталья. – Их не кормят, не поят, вместо постели – бетонный пол. Спать боятся, опасаясь расправы других заключенных. Там – неписаное правило: чтобы жить, нужно платить. (Плачет, — авт.). За папу и Юрия нужно было внести 3 тысячи долларов за каждого. И это – только за один месяц! Мы такими средствами не располагаем, и буквально на коленях просили помощи пять-таки у судовладельцев…

В отличие от иных украинских политиков сердце бывших работодателей — не камень. Они вновь пошли навстречу – за 30-дневную безопасность наших моряков «внесли» шесть тысяч в инвалюте. Но на этот раз предупредили: данная сумма – последняя денежная помощь, так как сами испытывают финансовые затруднения. В середине мая требуется внести очередную мзду. Семьи Устименко и Датченко уже начали одалживать деньги. Однако, до истечения пресловутых пятнадцати месяцев (тех самых, на которые по требованию прокурора суд продлил арест граждан Украины) – почти полгода. А это – ни много, ни мало, 36 тысяч долларов! И где гарантия того, что племенники выживут в нечеловеческих условиях иноземных казематов?!

Благодаря помощи небезразличных венесуэльцев, моряки сумели на непродолжительное время уединиться в отдельной камере и выйти на спутниковую связь.

— Мы долго не протянем, — сказал Владимир Устименко. – Температура воздуха в камере плюс 45, а нам второй день не дают воды. Нас не кормят, спать приходится прямо на бетоне. Наши «соседи» — преступники, которые сидят за убийство, насилие и наркотики. Повсюду бегают крысы, мыши, очень много комаров. Велика вероятность заразиться малярией и лихорадкой, которыми болеют другие заключенные.

Владимир Николаевич сумел выучить испанский язык, что в какой-то степени спасает от преследований тюремных авторитетов. Даже пришлось освоить несколько терминов из «словаря» тамошних зэков. Последние жестоко расправляются с чужаками, незнание испанского расценивают, как личное оскорбление.

У Юрия Датченко недавно случился нервный срыв. Сейчас моряк немного пришел в себя, старается держаться…

— Своими глазами видел, как одного из заключенных застрелили прямо посреди тюрьмы, — рассказал он.

— Покойник должен был выйти на свободу через неделю, и потому платить 3 тысячи долларов за целый месяц попросту отказался… Я такого еще не видел! Местная полиция приходит только вечером — пересчитать заключенных и забрать трупы. В остальное время за порядком следят… избранные заключенные, вооруженные винтовками и автоматами!
Время неограниченно?

Проблема значительно усугублена тем, что в Венесуэле дипломатическое украинское представительство отсутствует, данная страна — в юрисдикции посольства в Бразилии. Но средств для передвижения в другую страну у наших дипломатов нет. Украинские же власти бездействуют, а МИД занял пассивную позицию.

— После недавнего очередного похода на встречу с представителем МИД мне пришлось пить успокоительное, — говорит Наталья. — Меня даже не пустили в здание, а предложили прогуляться по парку. Целый час я умоляла этих государственных мужей помочь, а они убили меня ответом: «У каждого своя судьба».

Мол, пока венесуэльский суд не состоится, украинское правительство вмешаться не может. Проникся бедой граждан Украины посол Беларуси в Венесуэле, подготовивший Уго Чавесу соответствующее обращение Президента Беларуси Александра Лукашенко. Однако необходимо экстренное вмешательство нашей державы.

По словам правозащитника Эдуарда Багирова, согласно международному праву, до вынесения судебного приговора любой человек является невиновным.

— Меня удивляет заявления представителей МИД, о том, что начнут принимать меры только, когда местный суд докажет невиновность наших граждан, — считает он. – Но суд может состояться через три, пять, восемь лет. Время неограниченно. Потому заявление нашего представителя МИДа, мягко говоря, не обдуманно и грубо нарушает права граждан… Протесты, которые наше ведомство направляет в Венесуэлу, лишь вызывает негатив в адрес украинцев.

Сейчас семьи двух моряков живут только молитвами и надеждой. В Херсоне Юрия заждались жена Галина и дочь Яна, в Одессе капитана – супруга Татьяна Владимировна, дочь, зять и маленький внук Кирилл. Узники венесуэльской тюрьмы и их родственники умоляют Виктора Януковича обратиться к Уго Чавесу. Они уверены: только содействие Президентов обеих стран спасет жизни пленников…

Лариса КОЗОВАЯ, собкор «Правды Украины» из Одессы.

Tags: , , ,

Оставьте комментарий