Энтропия оппозиции

15. апреля 2010 | От | Категория: политика

Пока Партия регионов с небывалой скоростью выстраивает вертикаль власти, упрочая собственные имиджевые позиции, в стане «несогласных» развернулась настоящая война за право формировать оппозицию. Флагман «меньшевицкого» движения Юлия Тимошенко не смогла стать единственным центром кристаллизации оппозиции и создать представительский оппозиционный блок, подобный «Силе народа» формата 2004 года. Под знамена славной революционерки прошлого стали далеко не все ее соратники по Майдану и экс-коллеги по Кабмину. А ее вариант объединенного меньшинства шутники, «поиграв» с названием предыдущего оппозиционного блока, уже нарекли «Бессильем инородным».

Меньшинство о трех главах

Знаковый факт: под документом о создании «Юлиной оппозиции» поставили подписи лидеры лишь семи из девяти политических сил, входящих в состав блока НСНУ, а так же только двух из трех партий Блока Тимошенко. Так, от имени «заглавной» партии БЮТ — «Батьківщини» — соглашение завизировала сама Юлия Владимировна. Ее соратники по блоку — украинские социал-демократы сначала вступили в ряды объединенной коалиции, однако через несколько дней приостановили в ней членство. А «пчелки» («пчела» — символ ПРП) — компанию «меньшевиков» официально пополнять отказались, несмотря на то, что об оппозиционности всего блока объявил лидер парламентской фракции БЮТ Иван Кириленко.

По официальной версии, решение «эсдеков» продиктовано тем, что Тимошенко не включила представителей партии в состав теневого Кабмина. Однако основной причиной его принятия, равно как и отказа лидера УСДП Евгения Корнейчука визировать текст договоренностей о создании оппозиции, стало пошатнувшееся с приходом новой власти положение его тестя — бывшего председателя партии и действующего главы Верховного суда Василия Онопенко (его избрание на пост может быть опротестовано). Да и у самого Корнейчука, уволенного из Минюста, дела неважные.

Бывший лидер еще одной партии-неподписанта Виктор Пинзеник в сложных отношениях с Юлией Тимошенко еще с постреволюционного времени. Она постоянно обделяла его «пчелок» постами, а в 2006 году в ультимативной форме требовала от ПРП, тогда еще не состоявшей в БЮТ, влиться в «Батьківщину». В январе же прошлого года Пинзеник, публично поскандалив с Тимошенко, покинул пост министра финансов ее правительства, а позже, уступил руководство ПРП Сергею Соболеву.

…Сама Тимошенко отказалась от портфеля теневого премьера по ряду причин. Во-первых, лидер БЮТ – не депутат. А значит, согласно с положениями регламента ВР, не имеет права участвовать в формировании оппозиционного Кабинета. Во-вторых, без пяти минут и четырех процентов президент не стала умерять свои амбиции и ставить под удар имидж. Ведь, если в регламент внесут изменения, разрешающие существование нескольких официальных оппозиций, теневые премьеры выйдут «в тираж» и Тимошенко лишиться эксклюзивности. Поэтому она и избрала себе роль «духовного гуру несогласных», став руководителем координационного комитета оппозиционного объединения и главой стратегического совета, в который экс-премьер планирует привлечь профессионалов, оставшихся за стенами парламента.

Из НУНС членами «Юлиной оппозиции» согласились стать представители блока «Народная самооборона» (договор подписал лидер политической силы, экс-министр внутренних дел Юрий Луценко, что не понравилось «самбистам»-раскольникам вроде Давида Жвании), немногочисленные члены Народного руха Бориса Тарасюка, а также трех «диванных партий» – Христианско-демократического союза Владимира Стретовича, Партии защитников отечества Юрия Кармазина и Европейской партии Николая Катеринчука. Примечательно, что, даже разделяя посты в «ненастоящее» правительство, Юлия Тимошенко не побаловала союзников портфелями (впрочем, так же повели себя и регионалы при формировании нового КМУ).

…Оппозиционным центром мечтает стать и лидер группы «За Украину!» Вячеслав Кириленко, в фарватере которого находится еще один член блока НСНУ — УНП Юрий Костенко. Пока что Кириленко не собирается формировать еще один теневой Кабмин.

Со своим участием в оппозиции пока официально не определились три партии, представленные в НУНС: УРП «Собор» Анатолия Матвиенко, «Пора» Владислава Каськива и «Единый центр», которым руководит экс-председатель секретариата президента Виктор Балога. У проекта Матвиенко сложная история взаимоотношений с БЮТ: «Собор» входил в «первый состав» блока, но в 2006, недовольный политикой Тимошенко по отношению к союзникам, предпочел примкнуть к «НУ». Сейчас «соборовцы» ближе к Яценюку и ПР, нежели к «Юлиной оппозиции». Равно как и прежний оплот борьбы с Януковичем — партия «Пора», которая в последнее время демонстрирует полное непротивление новой власти. Правда, в меньшей степени, чем «Единый центр». Соратники Балоги не прочь, «задрав штаны, бежать комсомолом». Но только на коммерческих условиях, которые, судя по назначению губернаторов, не совсем устраивают «бело-голубых» (Закарпатье лидеру «ЕЦ» так и не отдали).

Формально идеологическими противниками новой власти являются еще и две внепарламентские политические силы: ВОО «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко и ВО «Свобода» Олега Тягнибока. Но проект экс-министра обороны – виртуальный, не представляющий опасности для власти. А вот вполне сформировавшаяся «Свобода» — образование специфическое, не столько идеологическое, сколько конъюнктурное, прекрасно поладившее с ПР во время прошлогодних перевыборов в Тернопольский облсовет.

Таким образом, сформировалось три центра оппозиционного влияния. Хотя не исключено, что их может стать четыре (все зависит от того, насколько лидер «Сильной Украины» Сергей Тигипко сработается с властью и до какой степени от этого пострадает его имидж). Но в их орбиту все равно попадут далеко не все политические проекты, идеологически противные (формально или реально) нынешнему режиму.

Кусочек власти

Объявив о переходе БЮТ в оппозицию, лидер парламентской фракции блока Иван Кириленко по сути подтвердил, что его патронесса, не признавшая результатов выборов, все же признала «большевицкий режим». Однако иного выхода у Тимошенко не оставалось: слишком длинной оказалась очередь претендентов на роль официальных «несогласных». Ведь участие в оппозиции – это не только вопрос имиджа, но возможность получения должностей и доступа к ресурсам. Согласно регламенту ВР, оппозиционеры могут претендовать на посты глав десяти парламентских комитетов, кресло первого зампреда ВР, а так же портфели руководителей ряда контролирующих организаций (в частности, Счетной палаты). Кроме того, оппозиция имеет право требовать созыва внеочередной сессии или проведения дополнительного заседания парламента, а также формирует теневое правительство, члены которого получают разрешение на ознакомление с документацией Кабмина.

Вот за это-то в среде «меньшевиков» и развернулась борьба, которую активно провоцирует ПР, заинтересованная в расколе оппозиции. Юлию Тимошенко, которая «по праву выборов» является главным политическим противником нового президента, пытаются ослабить и лишить монополии на распоряжение этими возможностями.

…Дроблению оппозиции способствует и то, что ныне ее кристаллизация происходит исключительно вокруг лидеров: Юлии Тимошенко, Вячеслава Кириленко и Арсения Яценюка. Тогда как в 2004 году при наличии «безусловного вождя» Виктора Ющенко, объединение шло и вокруг оппозиционных партий, а также (что главное) общей идеи – борьбы с кучмовской системой. Пока что разговоры о необходимости совместных «революционных действий» в отношении «антиукраинской власти» звучат неубедительно. Слишком уж нестроен сводный оппозиционный хор. И слишком разнороден властный (за последние пять лет миф о монолитности ПР развенчан).

Между тем, выражаясь словами аборигена из галактики Кин-Дза-Дза, «когда у общества нет четкой цветовой дифференциации штанов», происходит диффузия восприятия политических проектов. Виктор Янукович и Партия регионов уже не так страшны, как их малевали в 2004. Судите сами: во втором туре выборов нынешний президент получил 48,95% голосов избирателей, а уже в марте 56% респондентов, опрошенных компанией Research&Branding Group, высказали удовлетворение результатами голосования (на западной Украине таковых – 24%)*. Отсутствие выраженного и демонизированного противника, помноженное на старые обиды и личные амбиции потенциальных оппозиционеров, делает практически невозможным их глобальное объединение. Как сказали бы физики, они находятся в разных агрегатных состояниях по отношению друг к другу и власти.

…Противодействие блока Тимошенко новой власти, не смотря на всю анонсированную жесткость, вряд ли выльется в масштабные акции, какой, к примеру, были революция на граните или «Украина без Кучмы». Прежде всего, из-за неспособности лидера БЮТ договариваться с политическими партнерами, ее стабильно высокого антирейтинга, а так же из-за широких возможностей ПР влиять на Юлию Владимировну, лишенную депутатского иммунитета и публичных полномочий нардепа (ее деятельностью уже занимается Генпрокуратура, СБУ и милиция). Поэтому протестная деятельность БЮТ будет сведена к мониторингу работы КМУ Азарова и периодическим флешмобам «несогласных».

Свою роль сыграет и нестабильная ситуация внутри блока. В ближайшее время БЮТ ждет серьезное переформатирование на межпартийном и внутригрупповом уровнях. Не исключено, что в БЮТ вольется часть блока «Народная самооборона», который, возможно, сменит лидера (нынешний рейтинг «НС» – менее 0,1%*). От «НС» уже фактически откололась группа Давида Жвании, заявившего о намерении создать собственный политический проект. Возможно, в рядах БЮТ найдут прибежище и представители осколков блока НСНУ. В частности партия УНР, имеющая фракции в местных советах Волынской, Ивано-Франковской, Ровенской и Львовской областях. А также ПЗО и ХДС, в советах всех уровней существующие исключительно в составе блоков с участием партии НУ.

В ходе местных выборов, которые, ориентировочно, могут состояться осенью этого года, а также последующих парламентских выборов, дату проведения которых сложно спрогнозировать из-за нестойкости большинства, Тимошенко проведет чистку депутатских рядов, избавившись от многих представителей бизнес-крыла (таких как Богдан Губский или Константин Жеваго), откровенного криминалитета и людей, купивших мандаты (они делают блок неуправляемым). Ряды БЮТ серьезно поредеют. Тимошенко готова пожертвовать количеством ради качества.

Пока же каждый третий депутат Верховной Рады и облсовета, а также каждый пятый народный избранник, заседающий в горсовете, — член БЮТ. Но, если бы выборы в парламент прошли в ближайшее время, парламентское представительство БЮТ сократилось бы в два раза. Поскольку сейчас блок готовы поддержать лишь 17,3% избирателей (против 22,29% в 2006 и 30,71% в 2007 годах). На местных выборах БЮТу так же вряд ли удастся повторить успех 2006 года, добившись получения контроля над семью областными и двумя городскими советами. Помимо всего прочего, свою роль в этом сыграют сокращение спонсорских ассигнований и диффузия партийных рядов. Многие местные депутаты от БЮТ переориентируются на провластные силы (к примеру, в Закарпатском облсовете уже давно существует две фракции БЮТ и «Батьківщина», последняя ориентирована на союз с регионалами).

В сегменте жесткой оппозиции к действующей власти будет «работать» и лидер общественной организации «Гражданская инициатива» Анатолий Гриценко, не согласившийся на сотрудничество с «Юлиной оппозицией». О его перспективах говорить то ли еще рано, то ли уже поздно. Парламентский рейтинг потенциальной партии Гриценко находится ниже уровня социологической погрешности.

Таким образом, вопреки ожиданиям, у ПР не окажется достойного политического противника, способного противостоять монополизации власти.
*Исследование проведено в период с 9 по 15 марта 2010 года компанией Research & Branding Group. Сбор информации проводился методом личного интервью в 24-х областях Украины и АР Крым. Респонденты отбирались по квотной выборке, репрезентирующей взрослое население страны по месту проживания (область), полу и возрасту. Объем выборочной совокупности — 2077 человек. Ожидаемая средняя ошибка выборки — ±2,2%.

Tags: ,

Комментирование закрыто.