Прокуратура экстренно приостановила отправку больного Бута в тюрьму строгого режима

15. мая 2012 | От | Категория: правдивый компромат

Российский предприниматель Виктор Бут, приговоренный в апреле американским судом к 25 годам заключения за сговор с целью контрабанды оружия, пока не будет отправлен в тюрьму максимально строгого режима в городе Флоренс (штат Колорадо). Как рассказал в интервью Правде Украины, официальный представитель группы защиты россиянина Андрей Гаркуша, «прокуратура согласилась «заморозить» его перевод в Колорадо». Одной из причин является слабое здоровье Виктора Бута.

Ранее судья Федерального суда Южного округа Нью-Йорка Шира Шейдлин огласила приговор россиянину Виктору Буту, признанному виновным в контрабанде оружия. По решению суда осужденный проведет в заключении 25 лет и должен заплатить штраф в 15 млн долларов. В ноябре прошлого года суд в Нью-Йорке признал россиянина виновным в незаконной торговле оружием, поддержке терроризма и сговоре с целью убийства американских граждан.

Американцы тщательно готовились к поимке Бута. Они понимали, что Россия его не выдаст, – такова Конституция. Засадить Бута в российскую же тюрьму тоже нет оснований: то, в чем его обвиняют США, российским законом не карается. Тогда спецслужбы подбросили ему наживку в виде крупного оружейного заказа и выманили в Таиланд.

О том, как проводилась эта операция, судье Южного округа Нью-Йорка Теодору Кацу рассказал в 14-страничном заявлении спецагент Управления по борьбе с наркотиками (УБН) Роберт Закариасевич. В операции участвовало как минимум три осведомителя. Один из них (в дальнейшем CS-1) – давний и близкий знакомый Бута. По его словам, в 90-х Бут предложил ему и другому своему компаньону Андрею Смуляну взять в Болгарии груз и сбросить его с самолета над Чечней. Навыки точного “грузометания” были освоены Бутом еще в Африке в начале 90-х. Но CS-1 заподозрил, что в ящиках оружие, и они со Смуляном отказались. Они с Бутом не раз встречались и при других обстоятельствах. По видимости, CS-1 – из русских. Когда и почему он начал сотрудничать с американской спецслужбой, Закариасевич не раскрывает.

В ноябре 2007-го CS-1 через Смуляна предложил Буту поставить партию оружия неким заказчикам. Под предлогом обсуждения деталей сделки СS-1 попытался выманить Бута из России, но безуспешно. Смулян разъяснил: “У нашего человека все активы в деньгах и имуществе заморожены, общая стоимость – около $6 млрд – и, конечно, нет возможности ездить где бы то ни было, кроме собственных территорий. Он включен в черный список США (Список особо опасных лиц Управления США по контролю за иностранными активами; Бут был внесен туда в октябре 2006 г. – Прим. Закариасевича)”.

Но есть и другой Виктор Бут. Те, кто знают его с детства, не жалеют восторженных отзывов. До четвертого класса он учился в английской спецшколе в Душанбе, а потом семья переехала в поселок Ленинский, и Виктор перешел в обычную школу – N 1 им. А.С. Пушкина.

— Меня поражало, как легко он осваивал языки, – вспоминает его одноклассница Татьяна Мещерякова. – В школе лучше всех знал английский, в старших классах самостоятельно изучил немецкий. Ходил на эсперанто. А вот к таджикскому относился с прохладцей. Да и русский письменный ему не очень давался, делал много ошибок.

Школу окончил только с четырьмя четверками, остальные пятерки. И общественную работу тянул – был секретарем комсомольской организации школы. И в волейбол сильно играл. И музыку любил, особенно классическую. И бессменным диджеем был – вел школьные вечера, подбирал музыкальные программы. Сам танцевал здорово. Да и вообще видный парень – высокий, стройный, с красивой фигурой.

В школе были уверены, что Бута ожидает большое будущее. “Вот это был ученик!” – до сих пор ностальгически вздыхают учителя. И Бут платил им взаимностью, писал письма из Африки, присылал фотографии. Да и вообще умение располагать к себе людей, которое так помогло ему во взрослой жизни, проявилось уже в детстве.

— Очень светлый мальчик, – вспоминает учительница немецкого Валентина Шек. – После службы в Африке он приезжал в наш поселок. Приходил ко мне, рассказывал, как бедно там живут люди. Я никогда не замечала в нем ни жадности, ни жестокости. И никогда не поверю, что то, в чем его обвиняют, он делал ради денег.

Похоже, школьные годы и для него остались самым приятным воспоминанием. Недаром он одним из первых откликнулся на призыв о встрече выпускников. Она состоялась летом прошлого года в подмосковном пансионате “Щелково”.
Институт он так и не окончил

После школы Виктор подал документы в МГИМО, но двойка за сочинение перечеркнула планы. После армии, летом 1987-го поступил в Военный Краснознаменный институт. Он и здесь душа-парень.

— Веселый, доброжелательный, хорошо успевал и по предметам, и по физподготовке, – рассказал “Правде Украины” однокашник Бута, а ныне завкафедрой иностранных языков Казанского суворовского училища Андрей Бугаев. – Воспитан, подтянут. В общем, пример для будущих офицеров. Не случайно его назначили командиром курса.

Вступительный экзамен по иностранному языку он сдавал уже на французском. Однако определили его на португальское отделение – в те годы у СССР был интерес в Анголе и Мозамбике.

Оставьте комментарий